• 0
    Голосов: 0

    афоризмы Люка Клапье де Вовенарга

    Опубликовано: 2529 дней назад (30 декабря 2009)
    Блог: марина
    Настроение: позитивное
    Играет: София Ротару-Я решила сама
Беден ли человек, богат ли, вовек ему не стать добродетельным и счастливым, если волей фортуны он окажется не на своем месте.
Бедность ставит преграды нашим желаниям, но она же и ограничивает; богатство умножает наши потребности, но и дает возможности их удовлетворять.
Бедность так принижает людей, что они стыдятся даже своих добродетелей.
Благо тому, кто тверд по натуре и гибок по здравому рассуждению.
Благоденствие дурного правителя — бедствие для народа.
Благоденствие освещает путь благоразумию.
Блюсти всюду выгоду — это жизненное правило здравого смысла.
Было бы чересчур смело судить обо всех людях по их слогу. По-видимому, точное соответствие между способностью мыслить и умением выразить мысль в словах встречается редко, а необходимая связь между идеями и терминами не всегда налицо.
Быть подлинно здравомыслящим уже означает много знать.
В доброе отношение людей к некоторым домашним животным закрадывается порою оттенок лести самим себе.
В крайности — но только в крайности — можно принимать и рискованные решения.
Великие люди, научив слабодушных размышлять, наставили их на путь заблуждений.
Венценосец лишь тогда велик и достоин любви, когда ему присущи добродетели истинных государей и недостатки простых смертных.
Венценосец, который не любит свой народ, может быть великим человеком, но он никогда не станет великим государем.
Все люди родятся искренними и умирают лжецами.
Все люди рождаются правдивыми, а умирают обманщиками.
Вырази ложную мысль ясно, и она сама себя опровергнет.
Главные обязанности людей основаны на их беззащитности друг перед другом.
кГлупец, у которого большая память, исполнен мыслей и фактов, но он не умеет делать выводов, — а за этим всё и дело.
Говоря о характере, нередко путают свойства души со свойствами разума.
Деликатность в основе своей — порождение души; это чувствительность, степень которой определяется также большей или меньшей свободой обычаев.
Если афоризм нуждается в пояснениях, значит он неудачен.
Если мысль нельзя выразить простыми словами, значит, она ничтожна и надо ее отбросить.
Женщина может понравиться нескольким мужчинам чертами иной раз противоположными. А случается и так, что все любят в ней свойство, которого она лишена, скажем постоянство, хотя на деле эта женщина ветрена.
Женщины не способны постичь, что существуют мужчины, к ним равнодушные.
Запомните, в жизни всегда много такого, на что следует отважиться, и такого, что следует презирать, и взвесьте при этом свой ум и силы.
Здравость суждения идет дальше, чем здравый смысл, но основы ее более шатки.
Иной раз проще создать новую партию, чем постепенно добиваться главенства в уже созданной.
Иные живут счастливо, сами того не зная.
Искусство нравиться — это искусство обманывать.
Как мало вещей, о которых мы судим здраво.
Как трудно заниматься выгодным делом, не преследуя при этом собственной выгоды.
Когда нововведение слишком трудно установить, это служит доказательством, что в нем нет необходимости.
Короли признают великими только тех, кого сами и возвеличили.
Корысть редко приносит успех.
Красота каждой женщины отмечена чертами её характера, и мы предпочитаем ту, чей характер будит в нас самый живой отклик.
Кто жаждет совершить великое, тот должен рисковать и делать ошибки, не падая из-за этого духом и не страшась себя обнаружить; человек, знающий свои слабости, может попытаться обратить их себе на пользу, но такое удается не часто.
Кто красноречив от природы, тот иной раз говорит великие истины с такой ясностью и краткостью, что большинство людей не думает, чтобы в них была глубокая основательность.
Кто не способен к великим свершениям, тот презирает великие замыслы.
Лишь мелкие люди вечно взвешивают, что следует уважать, а что — любить.
Льстец — это тот, кто обманывает обыкновенно только глупцов.
Любая страсть, владеющая человеком, как бы открывает прямой доступ к нему.
Люди обычно мучают своих ближних под предлогом, что желают им добра.
Мечты о великом обманчивы, зато они развлекают нас.
Мы делаем вид, будто нам лень завоевывать славу, и при этом лезем из кожи ради ничтожнейшей корысти.
Мы любим внешние качества лишь за наслаждение, которое они нам доставляют, но главное для нас — качества внутренние, отраженные во внешних; итак, мы имеем право сказать, что всего сильнее нас привлекает душа.
Мы не любим, когда нас жалеют за совершенные нами ошибки.
Мы предвидим трудности, связанные с осуществлением нашей затеи, но редко думаем о тех, что коренятся в нас самих.
Мы так хотим заслужить уважение, что порою и впрямь становимся достойны его.
Мысль о смерти вероломна: захваченные ею, мы забываем жить.
Наградить человека честолюбием, не наделив талантом, — вот самое большое зло, какое может причинить ему судьба.
Надежда - самое полезное и самое губительное из всех жизненных благ.
Немного здравого смысла — и от глубокомыслия ничего не останется.
Ничто так не унижает человека, не делает его таким жалким, как тщеславие.
Одиночество так же необходимо разуму, как воздержание в еде — телу, и точно так же гибельно, если оно слишком долго длится.
Опасайтесь робких.
Отцовская любовь ничем не отличается от любви к самому себе.
Отчаяние есть величайшее из наших заблуждений.
Предел хитроумия — умение управлять, не применяя силы.
Представление отца о себе неотрывно от представления о сыне, разве что последний каким-нибудь своим свойством противоречит этому представлению.
Предусмотрительность, плодовитый и быстрый в военных вопросах ум не сделают человека великим полководцем, если эти таланты не подкреплены хладнокровием в опасности, телесной крепостью и неутомимо деятельной натурой.
Прежде чем ополчаться на зло, взвесьте, способны ли вы устранить причины, его породившие.
Процветание придает особую проницательность здравому смыслу.
Пусть люди совершают любые ошибки себе во вред, лишь бы им избегнуть худшей напасти — подчинения чужой воли.
Рабство унижает человека до того, что он начинает любить свои оковы.
Редко случается высказать здравую мысль тому, кто всегда тщится быть оригинальным.
Реже всего нам помогают те, в ком мы особенно нуждаемся.
Светские люди не беседуют о таких мелочах, как народ; но и народ не занимается таким вздором, каким занимаются светские люди.
Скупость — низменная и плачевная мания, которая не требует ни знаний, ни здравого рассудка, ни молодости; именно поэтому, когда чувства начинают нам изменять, она одна занимает место всех прочих страстей.
Скупость — это величайшее недоверие к обстоятельствам жизни, это старание уберечься от прихотей судьбы чрезмерной осмотрительностью.
Советы старых людей — как зимнее солнце: светят, да не греют.
Солдаты, покидая место постоя, поджигают его, несмотря на запрет командира: им нравится сметать с лица земли великолепные здания. Что побуждает их везде и всюду оставлять за собой неизгладимые следы варварства? Просто ли удовольствие разрушать? Или же уверенность всех слабодушных, что разрушение — верный признак смелости и могущества?
Стоит нам почувствовать, что человеку не за что нас уважать, — и мы начинаем почти что ненавидеть его.
Так ли уж важно для честолюбца, навсегда упустившего свое счастье, умрет он чуть более бедным или чуть более богатым?
Только про того можно сказать, что он добился успеха, кто сумел воспользоваться его плодами.
Торг честью не обогащает.
Торговля — это школа обмана.
Торгуя честью, не разбогатеешь.
Тот, кто чувствует лишь свое ничтожество и не чувствует силу, никогда особенно не воспламеняется страстью, потому что не смеет ни на что надеяться.
Тщеславие лишает людей естественности.
Удержаться на высоте своего успеха или на уровне своего богатства — вот на что нужно больше всего ума.
Ум не спасает нас от глупостей, совершаемых под влиянием настроения.
Успех одаряет очень многим, только не друзьями.
Хороший вкус есть способность верно судить о предметах, связанных с областью чувства.
Хороший стол исцеляет раны, нанесенные картами и любовью.
Человек влюблен в созданный им самим образ; только ему, а не легкомысленной женщине, он предан всем сердцем.
Человек словно рожден для того, чтобы дурачить других и самому оставаться в дураках.
Человек счастлив, лишь когда он на своем месте.
Человека называют бесхарактерным, если душа его слаба, легкомысленна, непостоянна, но даже эти недостатки все равно образуют характер.
Чтобы избавиться от гнёта силы, люди принуждены были подчиняться закону
Шутка у философов столь умеренна, что её не отличишь от серьезного рассуждения.
Я всегда дивился тому, что государям и в голову не приходит проверить — может быть, сочинители великих творений способны и на великие дела? Объясняется это, видимо, тем, что государям некогда читать.
Я сравнил бы мир со стариком, который сохраняет все желания молодости, но стыдится их и прячет, потому ли, что обманулся в достоинстве многих вещей, или потому, что хочет казаться таким разочарованным.
Ясность — вежливость философии.
Ясность — лучшее украшение истинно глубокой мысли.
Комментарии (0)
Новые комментарии
Программа 5+1 от 30 ноября 2016
Екатерина-Килька-FM)) сегодня в 13:05
Наши аккаунты на других ресурсах
Добавляйся в друзья
или подписчики !!!
Будь в курсе наших новостей

Быстрая навигация по свежим материалам Неформатки

  аудит работоспособности сайта     Яндекс.Метрика