• 0
    Голосов: 0

    афоризмы от Александра Дюма (отец)

    Опубликовано: 2529 дней назад ( 2 января 2010)
    Блог: марина
    Настроение: позитивное
    Играет: Валерия-Никто как ты
Oн только улыбался, слыша латинские выражения, которыми щеголял Арамис и которые якобы понимал Портос; два или три раза, когда Арамис допускал какую-нибудь грамматическую ошибку, ему случалось даже, к величайшему удивлению друзей, поставить глагол в нужное время, а существительное в нужный падеж.
(из романа «Три мушкетёра»)
А знамя, черт побери! Нельзя оставлять знамя неприятелю, даже если это просто салфетка.
(из романа «Три мушкетёра»)
А Планше не думал ничего: он переваривал свой завтрак.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
А что ваше высокопреосвященство сделали с этим человеком? — Сделал с ним все, что можно было с ним сделать. Я сделал из него шпиона, и он будет следить за собственной женой.
(из романа «Три мушкетёра»)
Александр хромал, а Ганнибал был одноглазым.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Будь вино плохое, начальник стражи, быть может, усомнился бы в искренности д`Артаньяна, но вино было хорошее, и он поверил.
(из романа «Три мушкетёра»)
комментарии к афоризму
В этом мире нет ни счастья, ни несчастья, то и другое постигается лишь в сравнении.
(из романа "Граф Монте-Кристо")
Весь мир враждебен нашей страсти нежной.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Весьма сожалею, сударь, но я прибыл первым и не пройду вторым. — Весьма сожалею, сударь, но я прибыл вторым, а пройду первым.
(из романа «Три мушкетёра»)
Возмущенный Базен перекрестился бутылкой.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Вот еще уста, которые говорят одно, между тем как сердце думает другое.
(из романа «Граф Монте-Кристо»)
Вот уже третий раз я пишу вам о том, что люблю вас. Берегитесь, как бы в четвёртый раз я не написала, что я вас ненавижу.
(из романа «Три мушкетёра»)
Вот это за Атоса! Вот это за Портоса! Вот это за Арамиса!
(из романа «Три мушкетёра»)
Вся человеческая мудрость заключается в двух словах: ждать и надеяться!
Вы всю неделю карнавала не найдете ни одного портного, который согласился бы пришить полдюжины пуговиц к жилету, хотя бы вы заплатили ему по целому скудо за штуку!
(из романа «Граф Монте-Кристо»)
Вы не можете себе представить, дорогой мой, сколько дурных привычек приобретаешь в этих проклятых монастырях.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Вы ранены? — Я? Ничуть не бывало. Я мертвецки пьян, вот и все.
(из романа «Три мушкетёра»)
Да, будем мушкетерами. — Хотя бы в сутане. — Особенно в сутане, в этом-то и прелесть.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Друг мой, для Атоса это слишком много, для графа де Ла Фер, — слишком мало.
(из романа «Три мушкетёра»)
Д`Артаньян смотрел поочерёдно на этих двух женщин и вынужден был признать в душе, что, создавая их, природа совершила ошибку: знатной даме она дала продажную и низкую душу, а субретке — сердце герцогини.
(из романа «Три мушкетёра»)
Д`Артаньян сразу почувствовал соединенное действие голода, холода и любви; он простил, а простив, остался.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Д`Артаньян считал вздохи Портоса.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Д`Артаньян чувствовал, что тупеет.
(из романа «Три мушкетёра»)
Ждать невозможно лишь тогда, когда ничего не делаешь.
Желаю вам повеселиться! — отвечал Бонасье замогильным голосом.
(из романа «Три мушкетёра»)
Женщина священна; женщина, которую любишь, — священна вдвойне.
За отсутствием другой славы Портос, очевидно, метил в маркизы Карабасы.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Историк - властелин минувших эпох.
Как бы хорошо ты ни говорил, если ты говоришь слишком много, то в конце концов станешь говорить глупости.
Как? Ваш первый секундант — господин Портос?
(из романа «Три мушкетёра»)
Карнавал во всех странах света, сохранивших этот похвальный обычай, есть пора свободы, когда люди самых строгих правил разрешают себе безумства
(из романа «Граф Монте-Кристо»)
Когда я счастлив, мне хочется, чтобы были счастливы все кругом, но, по-видимому, это невозможно.
(из романа «Три мушкетёра»)
Кто спит — обедает.
(из романа «Три мушкетёра»)
Кто умеет создавать великое, создаст и малое.
Легче всего осуществимы те мечты, в которых не сомневаются.
Лоб д`Артаньяна был покрыт холодным потом: поистине эта женщина была чудовищем.
(из романа «Три мушкетёра»)
Любовь без уважения далеко не идет и высоко не поднимается: это ангел с одним крылом.
Люди всегда так - по самолюбию ближнего готовы бить топором, а когда их собственное самолюбие уколют иголкой, они вопят.
Мир — это склеп, и ничего больше.
(из романа «Три мушкетёра»)
Молния не ударяет в долины.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Нас будет трое, из которых один раненый, и в придачу юноша, почти ребёнок, а скажут, что нас было четверо.
(из романа «Три мушкетёра»)
Не всякий бой можно выиграть. Великий Помпей проиграл Фарсальскую битву, а король Франциск Первый, который, как я слышал, кое-чего стоил, — бой при Павии.
(из романа «Три мушкетёра») Постарайтесь не заставить меня ждать. В четверть первого я вам уши на ходу отрежу. — Отлично, явлюсь без десяти двенадцать!
Не надо смешивать осторожность с трусостью, сударь. Осторожность — это добродетель.
(из романа «Три мушкетёра»)
Никогда не бывает проявлением трусости подчинение силе, стоящей над вами.
Никогда не бываешь в расчете с теми, кто нам помог. Когда денежный долг возвращен, остается долг благодарности.
(из романа «Граф Монте-Кристо»)
Но молодость — большой недостаток… для того, кто уже не молод.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Но что значит для сильных мира доброе имя какой-то жалкой галантерейщицы!
(из романа «Три мушкетёра»)
О, боже, сколько предосторожностей ради изучения богосло]вия!
(из романа «Три мушкетёра»)
О, вы не любите меня! — вскричала Кэтти. — Как я несчастна! На этот упрёк есть один ответ, который всегда вводит женщин в заблуждение. Д`Артаньян ответил так, что Кэтти оказалась очень далека от истины.
(из романа «Три мушкетёра»)
Обычно люди обращаются за советом, — говорил Атос, — только для того, чтобы не следовать ему, а если кто-нибудь и следует совету, то только для того, чтобы было кого упрекнуть впоследствии.
(из романа «Три мушкетёра»)
Один за всех и все за одного!
(из романа «Три мушкетёра»)
Окажите достойный прием подателю письма — это граф и испанский гранд.
(из романа «Три мушкетёра»)
Он начал с того, что основательно позавтракал. Быть может, это плохое начало, если собираешься работать головой, но очень хорошее, если хочешь работать ногами и руками.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Она смотрела на часы, вставала, снова садилась и улыбалась д`Артаньяну с таким видом, который говорил: «Вы, конечно, очень милы, но будете просто очаровательны, если уйдёте!»
(из романа «Три мушкетёра»)
Открыто и честно… — повторила миледи с едва уловимым оттенком двусмысленности.
Париж, черт возьми, не вымощен батистовыми платочками.
(из романа «Три мушкетёра»)
Помните, счастье — это куртизанка, обращайтесь с ним, как оно того заслуживает. Ну а я останусь в своем ничтожестве и при своей лени, — сказал Арамис.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Понимаю. Чтобы разыскать одну женщину, вы ухаживаете за другой: это самый длинный путь, но зато и самый приятный.
(из романа «Три мушкетёра»)
После награды за преданность должна была прийти награда за любовь.
(из романа «Три мушкетёра»)
Приближалось время карнавала. Граф Сан-Феличе решил дать большой костюмированный бал, на который было приглашено самое блестящее римское общество. [...] Празднество отличалось необыкновенной пышностью. Не только графский дом горел сотнями огней, но на всех деревьях парка висели пестрые фонарики. Поэтому многочисленные гости вскоре хлынули из богатых покоев на террасы, а с террас в аллеи парка. На каждом перекрестке играл оркестр, стояли столы со сластями и винами; гуляющие останавливались, составляли кадрили и танцевали, где вздумается.
(из романа «Граф Монте-Кристо»)
Привидения являются только тем, кто должен их видеть.
комментарии к афоризму
Разучилась пить молодёжь, — сказал Атос, глядя на него с сожалением, — а ведь этот ещё из лучших!
(из романа «Три мушкетёра»)
комментарии к афоризму
Редко случается, чтобы то, чего пламенно желаешь, столь же пламенно не оберегали другие люди.
Сердце лучшей из женщин безжалостно к страданиям соперницы.
(из романа «Три мушкетёра»)
Скучно, сударь! Давайте поскучаем вместе.
(из романа «Три мушкетёра»)
Смеётся над конём тот, кто не осмелится смеяться над его хозяином!
(из романа «Три мушкетёра»)
Сопротивляться было невозможно — от сопротивления всегда столько шума, — и Кэтти уступила.
(из романа «Три мушкетёра»)
Сударыня, почему же, позвольте вас спросить, вы не надели алмазные подвески? Ведь вы знали, что мне было бы приятно видеть их на вас.
(из романа «Три мушкетёра»)
Судейские - народ живучий.
Только несчастье раскрывает тайные богатства человеческого ума; для того, чтобы порох дал взрыв, его надо сжать. Тюрьма сосредоточила все мои способности, рассеянные в разных направлениях; они столкнулись на узком пространстве, - а вы знаете, из столкновения туч рождается электричество, из электричества - молния, из молнии - свет.
(из романа «Граф Монте-Кристо»)
Тому, кто любит, прощается решительно все!
комментарии к афоризму
Тонкий, сверкающий белизной чулок, кружевной воротничок, изящная туфелька, красивая ленточка в волосах не превратят уродливую женщину в хорошенькую, но хорошенькую сделают красивой, не говоря уж о руках, которые от всего этого выигрывают. Руки женщины, чтобы остаться красивыми, должны быть праздными.
(из романа «Три мушкетёра»)
Тысяча чертей! С каких это пор мушкетёрам предоставляется отпуск, о котором они не просили? — С тех пор, как у них есть друзья, которые делают это за них.
(из романа «Три мушкетёра»)
У домов, как у людей, есть своя душа и свое лицо, на котором отражается их внутренняя сущность.
У королей короткая память.
(из романа «Граф Монте-Кристо»)
У пистолей, молодой человек, нет имени, а у этого перстня имя есть, страшное имя, которое может погубить того, кто носит его на пальце.
(из романа «Три мушкетёра»)
Философии не научаются, философия есть сочетание приобретенных знаний и высокого ума, применяющего их; философия - это сверкающее облако, на которое ступил Христос, возносясь на небо.
(из романа «Граф Монте-Кристо»)
Чем выше парит в небесах могучий орел, тем дольше он вынужден отдыхать на земле.
Шпаги в ножны, господа! Шпаги в ножны!
(из романа «Три мушкетёра»)
Юность - цветок, и любовь - его плод... Блажен виноградарь, для которого он медленно зрел!
Я гасконец только когда мне везет.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Я дерусь просто потому, что я дерусь.
(из романа «Три мушкетёра»)
Я хочу сказать, что любовь — это лотерея, в которой выигравшему достается смерть! Поверьте мне, любезный д`Артаньян, вам очень повезло, что вы проиграли! Проигрывайте всегда — таков мой совет.
(из романа «Три мушкетёра»)
— Итак… — ответил д`Артаньян, нагибаясь к уху Атоса и понижая голос, — итак, миледи заклеймена на плече цветком лилии.
(из романа «Три мушкетёра»)
— Такие женщины, как я, не плачут, — сказала миледи.
(из романа «Три мушкетёра»)
«Чтобы указать вам дорогу, ваше величество», как сказал покойный кардинал покойному королю.
(из романа «Двадцать лет спустя»)
Комментарии (0)
Новые комментарии
Программа 5+1 от 30 ноября 2016
Екатерина-Килька-FM)) 2 декабря 2016 в 13:05
Наши аккаунты на других ресурсах
Добавляйся в друзья
или подписчики !!!
Будь в курсе наших новостей

Быстрая навигация по свежим материалам Неформатки

  аудит работоспособности сайта     Яндекс.Метрика