• 0
    Голосов: 0

    афоризмы от Франсуа де Ларошфуко часть2

    Опубликовано: 2534 дня назад ( 3 января 2010)
    Блог: марина
    Настроение: позитивное
    Играет: ВИА ГРА-Антигейша
Вкусы меняются столь же часто, сколь редко меняются склонности.
Влюбленная женщина скорее простит большую нескромность, нежели маленькую неверность.
Воздавать должное своим достоинствам наедине с собою столь же разумно, сколь смехотворно превозносить их в присутствии других.
Воздержанность в еде рождена или заботой о здоровье, или неспособностью много съесть.
Возобновленная дружба требует больше забот и внимания, чем дружба, никогда не прерывавшаяся.
Воспитание молодых людей обычно сводится к поощрению их врожденного себялюбия.
Восхвалять государей за достоинства, которыми они не обладают, значит безнаказанно наносить им оскорбление.
Впервые вступая в свет, молодые люди должны быть застенчивы или даже неловки: уверенность и непринужденность манер обычно оборачиваются наглостью.
Все бурные страсти не к лицу женщинам, но менее других им не к лицу любовь.
Все жалуются на свою память, но никто не жалуется на свой разум.
Все любят разгадывать других, но никто не любит быть разгаданным.
Все наши качества, дурные, равно как и хорошие, неопределенны и сомнительны, и почти всегда они зависят от милости случая.
Все расхваливают свою доброту, но никто не решается похвалить свой ум.
Все хотят снискать славу, но никто не хочет лишиться жизни; поэтому храбрецы проявляют не меньше находчивости и ума, чтобы избежать смерти, чем крючкотворцы - чтобы приумножить состояние.
Все, что посылает нам судьба, мы оцениваем в зависимости от расположения духа.
Все, что перестает удаваться, перестает и привлекать.
Всем достаточно известно, что не подобает человеку говорить о своей жене, но недостаточно известно, что еще меньше ему подобает говорить о себе.
Всецело предаться одному пороку нам обычно мешает лишь то, что у нас их несколько.
Вывести из заблуждения человека, убежденного в собственных достоинствах, значит оказать ему такую же дурную услугу, какую некогда оказали тому афинскому безумцу, который считал себя владельцем всех кораблей, прибывающих в гавань.
Высшая доблесть и непреодолимая трусость - это крайности, которые встречаются очень редко. Между ними на обширном пространстве располагаются всевозможные оттенки храбрости, такие же разнообразные, как человеческие лица и характеры. Есть люди, которые смело встречают опасность в начале сражения, но легко охладевают и падают духом, если оно затягивается; другие делают то, чего от них требует общественное мнение, и на этом успокаиваются. Одни не всегда умеют овладеть своим страхом, другие подчас заражаются страхом окружающих, а третьи идут в бой просто потому, что не смеют оставаться на своих местах. Иные, привыкнув к мелким опасностям, закаляются духом для встречи с более значительными. Некоторые храбры со шпагой в руках, но пугаются мушкетного выстрела; другие же смело стоят под пулями, но боятся обнаженной шпаги. Все эти различные виды храбрости схожи между собой в том, что ночью, - когда страх усиливается, а тьма равно скрывает и хорошие, и дурные поступки, - люди ревнивее оберегают свою жизнь. Но есть у людей еще один способ оберечь себя - и притом самый распространенный: делать меньше, чем они сделали бы, если бы знали наперед, что все сойдет благополучно. Из этого явствует, что страх смерти в какой-то мере ограничивает доблесть.
Высшая доблесть состоит в том, чтобы совершать в одиночестве то, на что люди обычно отваживаются лишь в присутствии многих свидетелей.
Высшая ловкость состоит в том, чтобы всему знать истинную цену.
Высшее здравомыслие наименее здравомыслящих людей состоит в умении покорно следовать разумной указке других.
Где конец добру, там начало злу, а где конец злу, там начало добру.
Где надежда, там и боязнь: боязнь всегда полна надежды, надежда всегда полна боязни..
Глубина нашей скорби об утрате друзей сообразна порою не столько их достоинствам, сколько нашей нужде в этих людях, а также их высокому мнению о наших добродетелях.
Глупец не может быть добрым: для этого у него слишком мало мозгов.
Глупые люди могут иной раз проявить ум, но к здравому суждению они неспособны.
Говорить всего труднее как раз тогда, когда стыдно молчать.
Гордость всегда возмещает свои убытки и ничего не теряет, даже когда, отказывается от тщеславия.
Гордость не хочет быть в долгу, а самолюбие не желает расплачиваться.
Гордость свойственна всем людям; разница лишь в том, как и когда они ее проявляют.
Гордость часто разжигает в нас зависть, и та же самая гордость нередко помогает нам с ней справиться.
Гордость, заставляющая нас порицать недостатки, которых, как нам кажется, у нас нет, велит нам также презирать и отсутствующие у нас достоинства.
Гордость, сыграв в человеческой комедии подряд все роли и словно бы устав от своих уловок и превращений, вдруг является с открытым лицом, высокомерно сорвав с себя маску: таким образом, высокомерие - это в сущности та же гордость, во всеуслышанье заявляющая о своем присутствии.
Горе друзей печалит нас недолго, если оно доставляет нам случай проявить на виду у всех наше участие к ним.
Горячность, которая с годами все возрастает, уже граничит с глупостью.
Громкое имя не возвеличивает, а лишь унижает того, кто не умеет носить его с честью.
Даже прирожденная свирепость реже толкает на жестокие поступки, нежели себялюбие.
Даже самые разумные люди разумны лишь в несущественном; в делах значительных разум обычно им изменяет.
Даже самые бурные страсти порою дают нам передышку, и только тщеславие терзает нас неотступно.
Дальновидный человек должен определить место для каждого из своих желаний и затем осуществлять их по порядку. Наша жадность часто нарушает этот порядок и заставляет нас преследовать одновременно такое множество целей, что в погоне за пустяками мы упускаем существенное.
Дарования, которыми господь наделил людей, так же разнообразны как деревья, которыми он украсил землю, и каждое обладает особенными свойствами и приносит лишь ему присущие плоды. Потому-то лучшее грушевое дерево никогда не родит даже дрянных яблок, а самый даровитый человек пасует перед делом хотя и заурядным, но дающимся только тому кто к этому делу способен. И потому сочинять афоризмы, не имея хоть небольшого таланта к занятию такого рода, не менее смехотворно, чем ожидать, что на грядке, где не высажены луковицы, зацветут тюльпаны.
Деяние и замысел должны соответствовать друг другу, не то заложенные в них возможности так и останутся неосуществленными.
Для простого солдата доблесть - это опасное ремесло, за которое он берется, чтобы снискать себе пропитание.
Для того, чтобы воспользоваться хорошим советом со стороны, подчас требуется не меньше ума, чем для того, чтобы подать хороший совет самому себе.
Добродетели теряются в своекорыстии, как реки в море.
Добродетель не достигала бы таких высот, если бы ей в пути не помогало тщеславие.
Доброжелательность, с которой люди порою приветствуют тех, кто впервые вступает в свет, обычно бывает вызвана тайной завистью к тем, кто уже давно занимает в нем прочное положение.
Долговечность наших страстей не более зависит от нас, чем долговечность жизни.
Комментарии (0)
Новые комментарии
Наши аккаунты на других ресурсах
Добавляйся в друзья
или подписчики !!!
Будь в курсе наших новостей

Быстрая навигация по свежим материалам Неформатки

  аудит работоспособности сайта     Яндекс.Метрика