• 0
    Голосов: 0

    афоризмы от Генриха Гейне

    Опубликовано: 2536 дней назад ( 1 января 2010)
    Блог: марина
    Настроение: позитивное
    Играет: Бис-Мистер DJ
... самое беспорочное зачатие все-таки остается зачатием.
Автор привыкает в конце концов к своей публике, точно она разумное существо.
Александр Дюма крадет у прошлого, обогащая настоящее. В искусстве нет шестой заповеди.
Ангелы зовут это небесной отрадой, черти - адской мукой, а люди - любовью.
Англичане берут в рот дюжину односложных слов, жуют их, глотают их, и выплевывают, - и это называется английским языком.
Англичане рядом с итальянцами все, как один, напоминают статуи с отбитыми кончиками носов.
Ауффенбергая не читал. Полагаю, что он напоминает Ар-ленкура, которого я тоже не читал.
Бог меня простит, это его ремесло.
(На смертном одре)
Бог простит мне глупости, которые я наговорил про него, как я моим противникам прощаю глупости, которые они пи­сали против меня, хотя духовно они стояли настолько же ниже меня, насколько я стою ниже тебя, о Господи!
Большие ли глаза у парижанок? Кто знает? Мы не измеря­ем калибра пушки, которая убивает нас. Велик ли их рот? Кто знает, где у них кончается рот и где начинается улыбка?
В бутылках я вижу ужасы, которые будут порождены их содержимым; мне представляется, что передо мною склянки с уродцами, змеями и эмбрионами в естественнонаучном музее.
В искусстве форма все, материал ничего не стоит. Штауб берет за фрак, сшитый из собственного сукна, столько же, сколько за фрак, сшитый из сукна заказчика. Он говорит, что требует плату за фасон, материю же дарит.
В Италии музыка стала нацией. У нас на севере дело обстоит совсем иначе; там музыка стала человеком и зовется Моцартом или Мейербером.
В пользу высоких качеств республики можно было бы привести то самое доказательство, которое Боккаччо приводит в пользу религии: она держится вопреки своим чиновникам.
В созданиях всех великих поэтов, в сущности, нет второстепенных персонажей, каждое действующее лицо есть на своем месте главный герой.
В сущности, все равно, за что умираешь; но если умираешь за что-нибудь любимое, то такая теплая, преданная смерть лучше, чем холодная, неверная жизнь.
В темные времена народами лучше всего руководили с помощью религии, — ведь в полной темноте слепой является лучшим проводником: он различает дорогу и тропы лучше зрячего. Однако поистине глупо, когда уже наступил день, все еще пользоваться в качестве проводников старыми слепцами.
Величие мира всегда находится в соответствии с величием духа, смотрящего на него. Добрый находит здесь на земле свой рай, злой имеет уже здесь свой ад.
Видимое произведение гармонически выражает невидимую мысль, поэтому искусство жизни также является гармонией между поступками и нашим образом мыслей.
Все здоровые люди любят жизнь.
Все свое состояние я завещаю жене, при условии, что она опять выйдет замуж. Я хочу быть уверен, что хотя бы один мужчина будет оплакивать мою смерть.
Всякий имеет право быть глупым.
Главная задача постановщика оперы - устроить так, что­бы музыка никому не мешала.
Глубочайшая истина расцветает лишь из глубочайшей любви.
Глупец тот, кто пытается прикрыть собственное ничтожество заслугами своих предков.
Для любви не существует вчера, любовь не думает о завтра. Она жадно тянется к нынешнему дню, но этот день нужен ей весь, неограниченный, неомраченный.
Доброта лучше красоты.
Евреи несли Библию сквозь века как свое переносное отечество.
Единственная красота, которую я знаю, — это здоровье.
Если бы римляне изучали все исключения из правил своей грамматики, то у них не осталось бы времени на покорение мира.
Если великая страсть овладевает нами во второй раз в жизни, у нас, к сожалению, нет уже прежней веры в ее бессмертие.
Если человек хочет застрелиться, он всегда имеет на то достаточные причины. Но знает ли он сам эти причины - это другой вопрос. До последней минуты мы разыгрываем с со­бою комедию. Умирая от зубной боли в сердце, мы жалуем­ся на зубную боль.
Есть вещи между землей и небом, которые не в состоянии понять не только наши философы, но и самые обыкновенные дураки.
Женская ненависть, собственно, та же любовь, только пе­ременившая направление.
Женщина - одновременно яблоко и змея.
Женщины опасны; красивые далеко не так опасны, как те, которые обладают умственными преимуществами более, чем физическими. Ибо первые привыкли к тому, чтобы мужчины ухаживали за ними, между тем как последние, играя на себялюбии мужчин и приманивая их лестью, приобретают больше поклонников.
За тучными коровами следуют тощие, за тощими - полное отсутствие говядины.
Каждый человек - это мир, который с ним рождается и с ним умирает; под всякой могильной плитой лежит всемирная история.
Как великий художник, природа умеет и с небольшими средствами достигать великих эффектов.
Как ни ужасна война, все же она обнаруживает духовное величие человека, бросающего вызов своему сильнейшему наследственному врагу — смерти.
Когда бьют по сюртуку, то удары приходятся и по человеку, на котором надет этот сюртук.
Когда глаза критика отуманены слезами, его мнение не имеет значение.
Когда порок грандиозен, он меньше всего возмущает.
Коммунист, который хочет, чтобы Ротшильд поделил с ним свои триста миллионов. Ротшильд посылает ему его до­лю, составляющую девять су. «А теперь оставьте меня в по­кое».
Красивые мысли нередко служат костылями хромым мыслям.
Кто любит народ, должен сводить его в баню.
Лучше быть несчастным, чем самодовольной свиньей.
Любовь - это зубная боль в сердце.
Любовь! Это самая возвышенная и победоносная из всех страстей! Но ее всепокоряющая сила заключается в безграничном великодушии, в почти сверхчувственном бескорыстии.
Люди - тщеславнейшие из созданий, а поэты - тщеславнейшие из всех людей. Оскорбивший тщеславие поэта повинен в двойном оскорблении величества.
Люди, ничем не примечательные, конечно, правы, проповедуя скромность. Им так легко осуществлять эту добродетель
Мир - огромный скотный двор, очистить который вовсе не так легко, как конюшни Авгия, ибо пока его метут, быки остаются в нем и наваливают новые кучи навоза.
Миссия немцев в Париже - уберечь меня от тоски по родине.
Молчание - английский способ беседовать.
Мудрые люди обдумывают свои мысли, глупые — провозглашают их.
Музыка образует середину между мыслью и явлением.
Музыка свадебного шествия всегда напоминает мне во­енный марш перед битвой.
Мы не властители, а слуги слова.
Мы понимаем развалины не ранее, чем сами становимся развалинами.
Наполеон дунул на Пруссию, и Пруссии не стало.
Наша земля - это большая проселочная дорога, а мы, люди, - путники.
Не быть подчиненным никакому закону — значит быть лишенным самой спасительной защиты, ибо законы должны нас защищать не только от других, но и от себя самих.
Не занятый делом человек никогда не может насладиться полным счастьем, на лице бездельника вы всегда найдете отпечаток недовольства и апатии.
Некоторые люди воображают, будто они совершенно точно знают птицу, если видели яйцо, из которого она вылупилась.
Немец похож на раба, повинующегося своему господину без помощи веревок, кнута, только по его слову, даже взгляду. Рабство в нем самом, в его душе; хуже материального рабства рабство духовное.
Ни у одного народа вера в бессмертие не была так силь­на, как у кельтов; у них можно было занимать деньги, с тем что возвратишь их в ином мире.
Но счастье - прочь, карман мой пуст,
И ни друзей, ни братских чувств.
Нравственность — это разум сердца.
Она выглядит как Венера Милосская: очень старая, без зубов и с белыми пятнышками на желтой коже.
Оскорбивший никогда не простит. Простить может лишь оскорбленный.
Острить и занимать деньги надо внезапно.
Парижанки являются на свет со всеми пороками, но чудная фея придает всякому пороку прелесть и чары. Эта фея - грация.
Первая добродетель германцев - известная верность, несколько неуклюжая, но трогательно великодушная вер­ность. Немец бьется даже за самое неправое дело, раз он получил задаток или хоть спьяну обещал свое содействие.
Портрет автора, предшествующий его сочинениям, нево­льно вызывает в моей памяти Геную, где перед больницей для душевнобольных стоит статуя ее основателя.
Прелесть весны познается только зимою, и, сидя у печки, сочиняешь самые лучшие майские песни.
Принцип гомеопатии, по которому от женщины излечивают нас женщины, может быть, самый доказанный опытом.
Принято прославлять драматурга, умеющего извлекать слезы. Этим талантом обладает и самая жалкая луковица. С нею он делит свою славу.
Прославленные агнцы кротости вовсе не вели бы себя так смиренно, если бы обладали клыками и когтями тигра. Я могу похвалиться тем, что лишь изредка пользовался этим ес­тественным оружием.
Редко можно разглядеть трещину в колоколе, и узнается она лишь по звуку
С тех пор, как вышло из обычая носить на боку шпагу, совершенно необходимо иметь острый язык.
Свобода - это новая религия, религия современности.
Слуги, не имеющие господина, не становятся от этого свободными людьми, - лакейство у них в душе.
Случается, что несколько мудренных цитат украшают всего человека.
Смех заразителен, так же как и зевота.
Собака в наморднике лает задом.
Странное дело! Во все времена негодяи старались маскировать свои гнусные поступки преданностью интересам религии, нравственности и любви к отечеству.
Талант мы угадываем по одному-единстве иному проявлению, но чтобы угадать характер, требуется продолжительное время и постоянное общение.
Там, где сжигают книги, будут жечь людей.
То хорошо у нас, немцев, что никто еще не безумен настолько, чтобы не найти еще более безумного, который поймет его.
Только дурные и пошлые натуры выигрывают от революции. Но удалась революция или потерпела поражение, люди с большим сердцем всегда будут ее жертвами.
Только родственная скорбь исторгает слезы, и каждый, в сущности, плачет о себе самом.
Тот, кто находится высоко, должен так же подчиняться обстоятельствам, как флюгер на башне.
У всякой эпохи свои задачи, и их решение обеспечивает прогресс человечества.
У женщин не бывает второй любви: их природа слишком нежна, чтобы быть в состоянии дважды перенести это страшное потрясение чувств.
Художник - это то дитя, о котором сказка рассказывает, что у него всякая слеза превращается в алмаз.
Человек - аристократ среди животных.
Чем крупнее человек, тем легче попадают в него стрелы насмешек. В карликов попадать гораздо труднее
Что такое музыка? Она занимает место между мыслью и явлением; как предрассветная посредница, стоит она между духом и материей; родственная обоим, она отлична от них; это дух, нуждающийся в размеренном времени; это материя, но материя, которая обходится без пространства.
Чтобы писать совершенную прозу, надо обладать также поэтическим талантом.
Юмор, как плющ, вьется вокруг дерева. Без ствола он никуда не годен.
Я бы не сказал, что женщины не имеют характера, - просто у них каждый день другой характер.
Комментарии (1)
Новые комментарии
Наши аккаунты на других ресурсах
Добавляйся в друзья
или подписчики !!!
Будь в курсе наших новостей

Быстрая навигация по свежим материалам Неформатки

  аудит работоспособности сайта     Яндекс.Метрика