• 0
    Голосов: 0

    афоризмы от Хорхе Луиса Борхеса часть 2

    Опубликовано: 2531 день назад (29 декабря 2009)
    Блог: марина
    Настроение: позитивное
    Играет: Корни-лепесток
Не человеком быть, а порождением сна другого человека - какое унижение страшное, какая драма!
(Круги Руин)
Незнающие люди полагают, что бесконечные розыгрыши требуют бесконечного времени, но в действительности необходимо лишь, чтобы время было бесконечно делимо, было бы таким, каким оно предстает в известном парадоксе о состязании с черепахой.
(Вавилонская лотерея)
Несть числа людям, которые, вне пределов своей компетенции, не проявляли бы чрезмерную легковерность.
(Сокровенное чудо)
Нет такого умственного упражнения, которое, в общем и целом, не приносило бы пользы. Любая философская доктрина вначале являет правдоподобный образ вселенной; проходят годы, и она обращается в главу - если не в один или в одно имя - истории философии. В литературе такое дряхление еще более заметно. "Дон Кихот", - сказал мне Менар, - прежде всего был любимой книгой, а теперь - повод для патриотических тостов, восхваления родной грамматики и непристойно роскошных изданий. Слава - это недомыслие, и, видимо, самого худшего свойства".
("Пьер Менар, автор "Дон Кихота")
Ни вызова, ни сарказма не слышалось в его речи. Она была выражением только его воли, превращавшей будущее в нечто обратимое, подобное прошлому. Его аргументы ничего не стоили, вся сила была в человеке, не в логике.
(Гуаякиль)
Никому не дано произнести хотя бы один слог, который не был бы наполнен нежностью и страхом; который не существовал бы на одном из этих наречий, не был бы могущественным именем какого-нибудь бога.
("Библиотека Вавилонская")
О счастье познания! Насколько оно выше радости воображения и чувства!
(Послание Бога)
Образ, который только один человек может себе вообразить, - это образ, который не западет ни в одну другую душу.
(Искания Аверроэса)
Общепринятые метафоры лучше всех прочих, ибо они единственно верные.
(Старейшая сеньора)
Однажды ночью я почувствовал, что во мне созревает очень важное воспоминание, - как путник, еще не видя моря, уже ощущает его волнение в своей крови.
(Послание Бога)
Одни века сменяют другие, но действия происходят лишь в настоящем; люди кишат на земле, на море и в воздухе, но все, что реально совершается, совершается лишь со мною...
("Сад, где ветвятся дорожки")
Он был очень религиозен и верил в свой тайный сговор с Богом, который освобождал его от добрых дел в обмен на молитвы и обеты.
(Эмма Цунц)
Он был так лаконичен, что я понял: ему уже много раз доводилось рассказывать ее раньше, поэтому добавлять или менять в ней что-нибудь было бы теперь литературным излишеством.
(Обет)
Он восстановил справедливость, но теперь стал никем. Вернее сказать, он стал тем, другим, кто был обделен земной судьбой, ибо убил человека.
(Конец)
Она, понятно, исповедовала католическую веру, из чего не следует, что верила в Бога, единого в трех ипостасях, или в бессмертие души.
(Старейшая сеньора)
Оригинал неверен по отношению к переводу.
Отсутствие воображения побуждает их быть жестокими.
(Сообщение Броуди)
По ночам, случалось, я был настолько уверенным в своей способности забыть о ней вообще, что по собственному желанию вспоминал ее.
(Захир)
Подумалось, что нет ни одной монеты, которая не была бы символом тех монет, которые так часто встречаются в истории и в мифах. Вспомнил обол Харона, обол, который просил Велисарий, тридцать сребреников Иуды, драхмы куртизанки Лаис, древние монеты, которые предложил спящий из Эфеса, блестящие монеты волшебника из "Тысячи и одной ночи", которые потом превратились в бумажные кружочки; неиссякаемый динарий Исаака Лакедема; шестьдесят тысяч серебряных монет
(по одной за каждую строчку эпопеи), которые Фирдоуси вернул царю, потому что они не были золотыми; унцию золота, которую Ахав приказал прибить на мачту; безвозвратный флорин Леопольда Блюма; луидор, по которому у Варенна опознали беглого Людовика XVI.
(Захир)
Пока живо раскаяние, жива вина.
(Недостойный)
Пока живы угрызения совести, жива и вина.
(Легенда)
Пока новоявленные пророки не начинают опровергать ортодоксальную веру, ислам терпимо относится к появлению друзей и наперсников Бога, как бы непристойно или угрожающе они себя ни вели.
("Хаким из Мерва, красильщик в маске")
Помимо всего прочего, изложить происшествие - значит перестать быть действующим лицом и превратиться в свидетеля, в того, кто смотрит со стороны и рассказывает и уже ни к чему не причастен.
(Гуаякиль)
После бессонной ночи, всецело погруженный в свои мысли и почти счастливый, я размышлял о том, что не существует ничего менее материального, чем деньги, ибо любая монета
(скажем, монета в двадцать сентаво) несет в себе, по сути дела, целый набор потенциальных возможностей. Деньги абстрактны, повторял я себе, деньги - это будущее время. В один прекрасный день они могут обернуться прогулкой за город или музыкой Брамса, географическими картами или шахматами, чашечкой кофе или беседами Эпиктета, в которых тот учит нас презирать злато. Своей изменчивостью они превзошли самого Протея с острова Фарос. Они - время непредсказуемое, время Брегсона, но не строго обозначенное время ислама или стоиков. Последователи детерминизма утверждают, что на свете нет ни одного беспричинного явления действительности, то есть такого, которое могло бы произойти само по себе, и монета символизирует нашу свободную волю.
(Захир)
После сорока любые перемены воспринимаются как неприятный знак быстротечности времени…
("Алеф")
Последовательность изложения неизбежно преувеличивает роль описываемых мелочей, ибо каждое слово занимает место и на странице, и в голове читателя, поэтому, если отрешиться от внешних банальных примет, которые я перечислил, можно сказать, что посетитель производил впечатление человека, всякое повидавшего в жизни.
(Гуаякиль)
При жизни Эш, как и многие другие англичане, отличался ирреальностью, настолько ярко выраженной, что даже после смерти не стал призраком, на который был похож раньше.
("Тлён, Укбар, Orbis Tertius")
При ночных бдениях у гроба умершего процесс разложения трупа сопровождается изменением его лица, которое поочередно приобретает прежние формы. В какой-то момент смятенной ночи на седьмое июня Теодолина Вильяр, как по волшебству, превратилась в девушку, каковой была двадцать лет назад. Ее лицо вновь приобрело те властные черты, которые привносятся великолепием, деньгами и молодостью, чувством пребывания на самом верху иерархической лестницы, отсутствием воображения, ограниченностью и скудоумием.
(Захир)
При чтении стихов Данери прежде всего бросались в глаза его усердие и готовность положиться на волю случая; достоинства же, которые он находил в них сам, были делом десятым. Я понял, что для некоторых поэтов главное не поэзия, а изобретение причин, по которым его творчество должно вызывать восторг. Естественно, после этого они начинают смотреть на свои сочинения другими глазами, чего не скажешь о читателях. Манера декламировать у Данери отличалась экстравагантностью, однако сами стихи были настолько неуклюжими, что придать экстравагантности поэме ему почти не удавалось.
("Алеф")
Привыкнув переживать с героями романов их невзгоды, мы упиваемся и собственными бедами.
(Конец)
Приписать, например, Луи Фердинану Селину или Джеймсу Джойсу "Подражание Христу" - разве это не малое обогащение их деликатных духовных проявлений?
("Пьер Менар, автор "Дон Кихота")
Прощаться друг с другом - значит не признавать расставаний и думать: сегодня мы просто играем в разлуку, а завтра увидимся снова.
("Делия Елена Сан Марко")
Прощение очищает обиженного, но не обидчика, к которому оно почти не имеет отношения.
(Молитва)
Работал он не для будущих поколений и даже не для Бога, о литературных пристрастиях Которого ему было мало что известно.
(Сокровенное чудо)
Рвать деньги - кощунство не меньшее, чем выбрасывать хлеб…
(Эмма Цунц)
Риторическая приподнятость и отдельные округлые фразы наводили на подозрение, что я не первый слушатель рассказа.
(Хуан Муранья)
Рядом с вазой без цветов, стоящей на бесполезном пианино, улыбался
(не из прошлого, а скорее из какого-то вневременья) большой портрет Беатрис, выполненный в безобразно ярких тонах. Нас никто не видел; в приливе отчаянной нежности я подошел к нему и сказал: - Беатрис, Беатрис Елена, Беатрис Елена Витербо, дорогая Беатрис, утраченная навсегда, это я, Борхес!
("Алеф")
Сектанты, как правило, предпочитают такие профессии, которые обеспечивают им независимость от тех, кто пользуется результатами их труда.
(Секта Феникса)
Сказано в Александрии, что согрешить не может лишь тот, кто уже согрешил и раскаялся; добавим к этому, что для того, чтобы избежать заблуждения, достаточно побывать в нем.
(Искания Аверроэса)
Слово, продолжает Рунеберг, воплотившись, перешло из вездесущности в пространство, из вечности - в историю, из безграничного блаженства - в область изменчивости и смерти.
("Три образа Иуды")
Сомнительно, чтобы наш мир был воплощением некоего смысла; тем более сомнительно, заметит скептик, чтобы в него был заложен двойной или тройной смысл. Я полагаю, что так оно и есть.
Судьба - это совокупность качеств характера.
Судьба охотно повторяется в вариантах и параллелях.
(Тема)
Сын, мною порожденный, всечасно ждет меня, а если я не приду, он перестанет быть.
(Круги Руин)
Теннисон как-то сказал, что, если бы мы были способны понять один-единственный цветок, мы поняли бы, кто такие мы и что такое мир. Возможно, он хотел сказать, что нет ни одного явления, каким бы элементарным оно ни было, которое не ассоциировалось бы с историей мироздания, с ее бесчисленными причинно-следственными связями. Возможно, он хотел сказать, что видимый мир полностью повторяется в каждом явлении, подобно тому как воля, по Шопенгауэру, проявляется в каждом субъекте. Последователи каббалистики считали человека микрокосмом, символическим зеркалом вселенной.
(Захир)
То, что случилось всего лишь раз, становится непереходящим, не исчезает; реальные войска решкли, а случайная схватка на ножах осталась; сон одного стал частью памяти всех.
("Мартин Фьерро")
То, что я все время пишу, отвлекает меня от сегодняшнего положения людей.
("Библиотека Вавилонская")
Тут я понял, что трусость неизлечима. Смущенно посоветовал ему беречься и распрощался. Мне было так стыдно за этого человека, словно трусом был я, а не Винсент Мун. Ведь к тому, что делает один человек, словно бы причастны все люди. Поэтому трудно считать несправедливым, если бы ослушание в одном саду пало проклятием на весь род человеческий; трудно считать несправедливым, если бы распятие одного еврея стало спасением всех людей. Может быть, и прав Шопенгауэр: я - это другой, любой человек - это все люди. Шекспир в каком-то смысле тот же несчастный Джон Винсент Мун.
(Гуаякиль)
Убежденно и спокойно он критиковал сионизм, сделавший из еврея самого обычного человека, привязанного, как все прочие, к единой традиции и одной стране и игнорирующего те сложности и противоречия, которые ныне преподносит жизнь.
(Недостойный)
Уверенность в том, что все написано, делает нас либо неправомочными, либо химерами.
("Библиотека Вавилонская")
Ужасающие события не подчиняются времени, ибо их мгновенное прошлое как бы раздроблено будущим и моменты, их составляющие, словно утрачивают последовательность.
(Эмма Цунц)
Философы в отрадно толстых книгах расписывают все промежуточные стадии своего суемудрия…
("Пьер Менар, автор "Дон Кихота")
Фишбайн сообщил мне, что к изданию готовится компиляция трудов Баруха Спинозы, лишенная оригинального Евклидова аппарата, якобы усложняющего чтение и придающего этой фантастической теории иллюзорную ограниченность.
(Недостойный)
Фолклендская война была дракой двух лысых из-за расчески.
Фразы его были так округлены, а образы так живописны, что, подумалось мне, он не раз повторял то же самое, и я стал бояться, как бы слова не вытеснили воспоминания.
(Другая смерть)
Цыгане живописны и служат источником вдохновения для плохих поэтов...
(Секта Феникса)
Человек по имени Хуан Муранья разгуливал некогда по улицам моего детства, пережил то, что дано пережить всякому, и в конечном итоге изведал смерть, чтобы затем стать кинжалом, ныне - памятью о кинжале, а завтра - самим забвением, которого никому не избегнуть.
(Хуан Муранья)
Энциклопедия лукаво называется "англо-американской", изданной в Нью-Йорке в 1917 году, хотя является точной копией "Британской энциклопедии" 1902 года.
("Тлён, Укбар, Orbis Tertius")
Этих людей, не имеющих священной книги, которая их объединяла бы, как Священное Писание объединяет Израиль, не имеющих общей памяти, не имеющих этой другой памяти, что называют языком, людей, разбросанных по всему свету, объединяет и будет объединять до конца дней только одно - Таинство.
(Секта Феникса)
Это было изречение, составленное из четырнадцати случайных
(мне показалось, что они не связаны между собой) слов, и достаточно было громко произнести его, чтобы исчезла эта каменная тюрьма и свет вошел в мою ночь, а я стал бы молодым, стал бы бессмертным, ягуар растерзал бы Альварадо, священный кинжал вонзился ы грудь испанцев, возродилась сожженная пирамида и воскресла империя. Сорок слогов, четырнадцать слов - и я, Цинакан, стану властелином земель, которыми владел Моктесума. Но я знаю, что никогда не произнесу эти слова, потому что если сделаю это, то навсегда забуду о Цинакане.
(Послание Бога)
Я не знаю, что еще не умер.
(Дворец)
Я сразу же заметил, что мое появление не слишком желательно, и решил ублажать англичанина, апеллируя к самой слепой из наших страстей - патриотизму.
(Форма сабли)
Я уже говорил, что люди этой планеты представляют себе мир как ряд мыслительных процессов, которые развиваются не в пространстве, а лишь в последовательном порядке и только во времени. Спиноза приписывает своему неисчерпаемому божеству такие атрибуты, как протяжение и мышление *; на Тлёне никто не понял бы сопоставление первого
(которое типично лишь для определенных состояний) и второго
(которое является безукоризненным синонимом мироздания). Иными словами, они не представляют себе, как что-то пространственное может длиться во времени. Восприятие столба дыма на горизонте, вслед за тем - подожженного поля, а потом - полупотухшей сигары, от которой и начался пожар, рассматривается как ассоциация идей.
("Тлён, Укбар, Orbis Tertius")
Я хочу, чтобы меня чаще вспоминали как друга, а не как поэта; чтобы кто-нибудь, читая поэмы Данбара, или Фроста, или того, кто тоже видел в полночное время кровоточащее дерево, Крест, подумал бы, что впервые такое услышал от меня.
(Молитва)
Человек постепенно принимает облик своей судьбы, в конце концов отождествляется с обстоятельствами своей жизни.
(Послание Бога)
Чтобы спасти нас, Он мог выбрать любую из судеб, плетущих странную сеть истории, он мог стать Александром, или Пифагором, или Рюриком, или Иисусом. Он выбрал самую презренную судьбу: стал Иудой.
("Три образа Иуды")
Чувство дружбы не менее загадочно, чем любовь или всякий другой облик того хаоса, что зовется жизнью. Иной раз мне думается, что единственное не являющееся загадкой чувство - это счастье, ибо оно замкнуто на самом себе.
(Недостойный)
Комментарии (0)
Новые комментарии
Программа 5+1 от 30 ноября 2016
Екатерина-Килька-FM)) вчера в 13:05
Наши аккаунты на других ресурсах
Добавляйся в друзья
или подписчики !!!
Будь в курсе наших новостей

Быстрая навигация по свежим материалам Неформатки

  аудит работоспособности сайта     Яндекс.Метрика