• 0
    Голосов: 0

    афоризмы от Рея Брэдбери

    Опубликовано: 2536 дней назад (29 декабря 2009)
    Блог: марина
    Настроение: позитивное
В том-то и беда с вашим поколением, — сказал дедушка.— Мне стыдно за вас, Билл, а еще журналист! Вы готовы уничтожить все, что есть на свете хорошего. Только бы тратить поменьше времени, поменьше труда, вот чего вы добираетесь."
(Вино из одуванчиков)
"Тогда вы станете Вуди Алленом".
(На вопрос журналиста:"Как вы считаете, что станет с человеком, всегда думающим о смерти?")
- Если сейчас пойдешь обедать, я тебе разрешу видеовстречу с твоей матерью в Чикаго.
- Две минуты десять секунд, ни секундой больше, ни секундой меньше, - иронически сказал Роби.
- Насколько я понимаю, милый мальчик, тебе вообще все не нравится?
- Я убегу отсюда, вот увидите!
- Ну-ну, дружок, ведь мы все равно тебя поймаем.
- А я, между прочим, к вам не просился.
- У твоей матери невроз. Ты жил в неблагоприятной среде. Тебе лучше быть у нас, на острове. У тебя высокий коэффициент умственного развития, ты можешь гордиться, что оказался здесь, среди других маленьких гениев. Ты эмоционально неустойчив, ты подавлен, и мы пытаемся это исправить.
В конце концов ты станешь полной противоположностью своей матери.
- Я люблю маму!
- Ты д_у_ш_е_в_н_о_ к_ н_е_й_ р_а_с_п_о_л_о_ж_е_н, - негромко поправил его Грилл.
- Я душевно к ней расположен, - тоскливо повторил Роби.
- Тебе станет только труднее, если ты будешь ее любить.
- Один бог знает, до чего вы глупы, - отозвался Роби.
(Песочный человек)
комментарии к афоризму
- Западня, западня, - шептал Эттил, бросая испуганные взгляды на прохладные гроты в искусственных скалах, где, как в подводном царстве, скрывались от жары женщины. - Они обрушатся на нас, издавая пронзительные крики, завалят плитками шоколада, трактатами "О любви" и "Святые картины", мы утонем в потоке банальностей, отупеем до уровня людей. Да и у кого хватит смелости приблизиться к этим странным призрачным созданиям?.. Они задергают, закрутят, замучают вас до неузнаваемости, вы кончите тем, что докатитесь до положения мужей, то есть жалких рабов, обреченных трудиться от зари до зари, чтобы добыть деньги, на которые они просиживают дни в своих гротах. Неужели вы надеетесь одолеть их? ...
(Мельница)
- Так вот он, Рик! Забавно - ни мускулов, ни квадратной челюсти, ни оружия. Ничего, кроме пухлого бумажника, перстня с изумрудом и тучного живота! (марсианин Эттил)- Поаккуратней выражайся, Мак! Я, конечно, не Аполлон, но все же... -
- Руку, дружище Рик, я мечтал встретить тебя. Ты покоришь Марс своими шейкерами для коктейлей, спортивными луками, покерными фишками, хлыстами для наездников, кожаными сапогами, кепками и чем там еще...
- Я всего лишь скромный бизнесмен, - потупился Вэн Плэнк, - я тружусь и получаю скромную долю от общего пирога, но, как я тебе объяснил, Джим, я подумывал, как бы наладить продажу у вас детских игрушек и комиксов. У вас там этого и в помине нет, верно? Мы обрушим марсианам наши товары, как снег на голову! Будь уверен, Джо, марсиане их будут из рук хватать! Гарантирую. Ты только послушай: духи, парижские моды, комбинезоны, отличная обувь...
- Что я слышу? Полная планета дикарей! Не беспокойся, Джо, мы примем меры: мы вам докажем, что ходить босыми - верх позора. Мы вас обуем, а потом, натурально, распродадим и ваксу.
(Мельница)
- Ужасно! Значит, я должен сам шнуровать ботинки, без автоматического шнуровальщика? Сам чистить зубы, причесываться, мыться? … br> - Тебе не кажется, что это будет даже приятно для разнообразия? … br> - Это будет отвратительно. Мне было совсем не приятно, когда ты убрал автоматического художника. … br> - Мне хотелось, чтобы ты научился рисовать, сынок. … br> - Зачем? Достаточно смотреть, слушать и обонять! Других стоящих занятий нет. … br> (Вельд)
...Вино из одуванчиков.
Самые эти слова - точно лето на языке. Вино из одуванчиков - пойманное и закупоренное в бутылки лето... ...Возьми лето в руку, налей лето в бокал - в самый крохотный, конечно, из какого только и сделаешь единственный терпкий глоток, поднеси его к губам - и по жилам твоим вместо лютой зимы побежит жаркое лето... ..Даже бабушка, когда спустится в зимний погреб за июнем, наверно, будет стоять там тихонько, совсем одна, в тайном единении со своим сокровенным, со своей душой, как и дедушка, и папа, и дядя Берт, и другие тоже, словно беседуя с тенью давно ушедших дней, с пикниками, с теплым дождем, с запахом пшеничных полей, и жареных кукурузных зерен, и свежескошенного сена. Даже бабушка будет повторять снова и снова те же чудесные, золотящиеся слова, что звучат сейчас, когда цветы кладут под пресс, - как будут их повторять каждую зиму, все белые зимы во все времена. Снова и снова они будут слетать с губ, как улыбка, как нежданный солнечный зайчик во тьме. Вино из одуванчиков. Вино из одуванчиков. Вино из одуванчиков.
(Вино из одуванчиков)
А ведь в прежние времена никому не дано было видеть, как умирает дорога. Ну, можно было еще заметить, как она постепенно угасает, или ночью в постели вдруг уловить своего рода намек, толчок, смятенное предчувствие - дорога сходит на нет. Но проходили годы и годы, прежде чем дорога отдавала богу свою пыльную душу и взамен начинала оживать новая. Так было: новое появлялось медленно, старое исчезало медленно. Так было всегда. Было, да прошло. Теперь это дело нескольких часов.
(До встречи над рекой)
Автомобили мчатся по дорогам непрерывным потоком, как жестянки сардин на конвейере... Грохот удара - и лица застывают в неподвижности, подобно маскам на празднике всех святых, - я пришел к выводу, что этот праздник посвящен автомобилю и, очевидно, при этом полагается приносить человеческие жертвы. Выглянув в окно, нередко можно видеть, как два человека, до этого в глаза не видевшие друг друга, валяются в самой дружеской позе, и оба мертвы! Я предвижу, что ждет нашу армию: она будет передавлена, поредеет от болезней, рассеется по кинотеатрам, где их подстерегают колдуньи с жевательной резинкой.
(Мельница)
Вот оно, будущее! Теперь, мой друг, ты живешь так, как тебе предсказали люди прошлого, еще в годы тысяча девятьсот двадцатый, тысяча девятьсот тридцатый и тысяча девятьсот сорок второй! Все свежее, похрустывающее, гигиеничное - чересчур свежее! Никаких тебе противных родителей, и потому - никаких комплексов! Все учтено, мой милый, все контролируется!
(Песочный человек)
Все. На место рождественского деда пришел бука. Дети предпочитают рождественского деда. Ребенок не может жить без привязанностей. Вы с женой позволили этой комнате, этому дому занять ваше место в их сердцах. Детская комната стала для них матерью и отцом, оказалась в их жизни куда важнее подлинных родителей. Теперь вы хотите ее запереть. Не удивительно, что здесь появилась ненависть. Вот — даже небо излучает ее. И солнце. Джордж, вам надо переменить образ жизни. Как и для многих других — слишком многих, — для вас главным стал комфорт. Да если завтра на кухне что-нибудь поломается, вы же с голоду помрете. Не сумеете сами яйца разбить! … br> (Вельд)
Всё, что вы ищете, Монтэг, существует в мире, но простой человек разве только одну сотую может увидеть своими глазами, а остальные девяносто девять процентов он познаёт через книгу. br> (451 градус по Фаренгейту)
Всякий чердак - это Машина времени, в ней тупоумные старики, вроде меня, могут отправиться на сорок лет назад, в блаженную пору, когда круглый год безоблачное лето и детишки объедаются мороженым. Помнишь, какое вкусное было мороженое? (Уильям Финч жене Коре)
(Запах Сарсапарели)
Да она и в самом деле женщина. Миллионы лет она ждала гостей, готовилась, прихорашивалась. Ради нас она надела свое самое лучшее платье. Когда Чаттертон поступил с ней грубо, она предупредила его несколько раз, а когда он попытался лишить ее красоты, она уничтожила его. Как и всякая женщина, она хочет, чтобы ее любили ради нее самой, а не за ее богатство. Она предложила нам все, что имела, а мы показали ей спину. Она оскорбленная женщина. Нам разрешили уйти, это верно, но мы уже никогда не сможем вернуться.
(Здесь появятся тигры)
Дружище Джордж, найди мне психиатра, который наблюдал бы хоть один факт. Он слышит то, что ему сообщают об ощущениях, то есть нечто весьма неопределенное. … br> (Вельд)
Если бы мы слушались нашего разума, у нас бы никогда не было любовных отношений. У нас бы никогда не было дружбы. Мы бы никогда не пошли на это, потому что были бы циничны: «Что-то не то происходит» - или: «Она меня бросит» - или: «Я уже раз обжёгся, а потому…» Глупость это. Так можно упустить всю жизнь. Каждый раз нужно прыгать со скалы и отращивать крылья по пути вниз.
Если откроете мою черепную коробку и вглядитесь в извилины моего мозга, вы найдёте там отпечатки его пальцев.
(451 градус по Фаренгейту)
Если тебе дадут линованную бумагу, пиши поперек.
(Эпиграф к «451 градус по Фаренгейту»)
Из детской прямо в колледж, а потом обратно в детскую. Вот вам интеллектуальный стандарт, господствовавший последние пять или более столетий. br> (451 градус по Фаренгейту)
Когда-то в древности жила на свете глупая птица Феникс. Каждые несколько сот лет она сжигала себя на костре. Должно быть, она была близкой родней человеку. Но, сгорев, она всякий раз снова возрождалась из пепла. Мы, люди, похожи на эту птицу. Однако у нас есть преимущество перед ней. Мы знаем, какую глупость совершили. Мы знаем все глупости, сделанные нами за тысячу и более лет. А раз мы это знаем и всё это записано и мы можем оглянуться назад и увидеть путь, который мы прошли, то есть надежда, что когда-нибудь мы перестанем сооружать эти дурацкие погребальные костры и кидаться в огонь. Каждое новое поколение оставляет нам людей, которые помнят об ошибках человечества. br> (451 градус по Фаренгейту)
Когда-то книгу читали лишь немногие — тут, там, в разных местах. Поэтому и книги могли быть разными. Мир был просторен. Но, когда в мире стало тесно от глаз, локтей, ртов, когда население удвоилось, утроилось, учетверилось, содержание фильмов, радиопередач, журналов, книг снизилось до известного стандарта. Этакая универсальная жвачка. br> (451 градус по Фаренгейту)
Крутите человеческий разум в бешеном вихре, быстрей, быстрей! — руками издателей, предпринимателей, радиовещателей, так, чтобы центробежная сила вышвырнула вон всё лишние, ненужные бесполезные мысли!.. br> (451 градус по Фаренгейту)
Кто это сказал: «Дети — ковер, иногда на них надо наступать»… Мы ни разу не поднимали на них руку. Скажем честно — они стали несносны. Уходят и приходят, когда им вздумается, с нами обращаются так, словно мы — их отпрыски. Мы их портим, они нас. … br> (Вельд)
комментарии к афоризму
Мёртвая бабочка - и такие последствия?
(И грянул гром)
комментарии к афоризму
Мне всегда казалось, что он (телефон) обезличивает человека. Если ему заблагорассудится, он позволит вашему "я" перелиться по проводам. А если не пожелает, просто высосет его, и на другом конце провода окажетесь уже не вы, а какая-то дохлая рыба, не живой теплый голос, а только сталь, медь и пластмасса. По телефону очень легко сказать не то, что надо; вовсе и не хотел это говорить, а телефон все переиначил. Оглянуться не успел, а уже нажил себе врага. И потом, телефон необыкновенно удобная штука! Стоит и прямо-таки требует - позвони кому-нибудь, а тот вовсе не желает, чтобы ему звонили. Друзья звонят мне, звонят, звонят без конца. Ни минуты покоя, черт возьми.
(Убийца)
Мысли о смерти. Венди и Питер слишком молоды для таких мыслей. А впрочем, разве дело в возрасте. Задолго то того, как ты понял, что такое смерть, ты уже желаешь смерти кому-нибудь. В два года ты стреляешь в людей из пугача… br> (Вельд)
На первых порах все были очарованы. Великолепная выдумка эти полезные и удобные штуки! Почти игрушки, почти забава! Но люди чересчур втянулись в игру, зашли слишком далеко, все наше общество попало в плен к механическим нянькам - и запуталось, и уже не умеет выпутаться, даже не умеет само себе признаться, что запуталось. Вот они и мудрствуют, как и во всем прочем: таков, мол, наш век! Таковы условия жизни! Мы - нервное поколение!
(Убийца)
Не называй меня никак!.. Не надо мне никаких названий!.. Я нечто неозначенное! - взвизгнул песочный человек. - Никаких названий для меня, пожалуйста! Я нечто неозначенное, и ничего больше! Отпусти меня!.. Я не такой, как вы все, я не человек! Вашу плоть, плоть всех людей на этой планете, вылепила мысль! Вы подчиняетесь диктату названий. Но я, я только нечто неозначенное, и никаких названий мне не нужно!.. Мысль, столетия работая над атомами, вылепила ваш теперешний облик; сумей ты подорвать и разрушить слепую веру в него, веру твоих друзей, учителей и родителей, ты тоже мог бы менять свое обличье, стал бы чистым символом! Таким, как свобода, независимость, человечность или время, пространство, справедливость!.. Атомы пластичны. Вы, на земле, приняли за истину некоторые обозначения, такие, как мужчина, женщина, ребенок, голова, руки, ноги, пальцы. И потому вы уже не можете становиться чем захотите и стали раз навсегда чем-то определенным... У Земли могло быть любое из тысяч совсем других обличий. Мысль носилась по неупорядоченному космосу, при помощи названий наводя в нем порядок. А теперь уже никто не хочет подумать об окружающем по-новому, подумать так, чтобы оно стало совсем другим!.. Внутри моего шарообразного космического корабля мысли не могут менять мой облик. Сотни лет путешествую я по разным мирам, но впервые попал в такую ловушку! - Из его глаз брызнули слезы. - И теперь, свидетели боги, ты дал мне название, поймал меня, запер меня в клетку своей мысли! Надо же до такого додуматься - песочный человек! Ужасно! И я не могу противиться, не могу вернуть себе прежний облик! А вернуть надо обязательно, иначе я не вмещусь в свой корабль, сейчас я для него слишком велик. Мне придется остаться здесь навсегда. Освободи меня!
(Песочный человек)
Не с каких-либо предписаний это началось, не с приказов или цензурных ограничений. Нет! Техника, массовость потребления — вот что привело к нынешнему положению. br> (451 градус по Фаренгейту)
Не телефон - так телевизор, или радио, или патефон. А если не телевизор, не радио и не патефон, так кинотеатр тут же на углу или кинореклама на облаках. С неба теперь льет не дождь, а мыльная пена. А если не слепят рекламой на небесах, так глушат джазом в каждом ресторане; едешь в автобусе на работу - и тут музыка и реклама. А если не музыка, так служебный селектор и главное орудие пытки - радиобраслет, жена и друзья вызывают меня каждые пять минут. И что за секрет у этих штучек, чем они так соблазняют людей? Обыкновенный человек сидит и думает: делать мне нечего, скучища, а на руке этот самый наручный телефон - дай-ка позвоню старине Джо. Алло, алло! Я люблю жену, друзей, вообще человечество, очень люблю... Но вот жена в сотый раз спрашивает: "Ты сейчас где, милый?" - а через минуту вызывает приятель и говорит: "Слушай, отличный анекдот: один парень..." А потом какой-то чужой дядя орет: "Вас вызывает Статистическое бюро. Какой марки резинку вы жуете в данную минуту?" Ну знаете!
(Убийца)
Ненавижу римлянина по имени Статус Кво... Шире открой глаза, живи так жадно, как будто через десять секунд умрёшь. Старайся увидеть мир. Он прекрасней любой мечты, созданной на фабрике и оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не ищи покоя — такого зверя нет на свете. А если есть, так он сродни обезьяне-ленивцу, которая день-деньской висит на дереве головою вниз и всю свою жизнь проводит в спячке. К чёрту!… Тряхни посильнее дерево, пусть эта ленивая скотина треснется задницей об землю! br> (451 градус по Фаренгейту)
Непостоянный мир. Это женщина, которая готова сделать все, чтобы доставить удовольствие своим гостям, пока они любезны с ней. Чаттертон не был любезен.
(Здесь появятся тигры)
Подумать только, я по наивности полагал, что люди будут отбиваться от нас бомбами и пушками. Какое заблуждение! Мы не встретили здесь ни Рика, ни Мика, ни Джека, которые бы спасали Землю. Зато здесь много роботов со светлыми волосами и розовыми упругими телами. На вид они живые, но действуют, как автоматы. Все дни проводят в гротах. Бедра у них необыкновенно широкие, глаза неподвижны от бесконечного сидения в кино, мышцы заметно развиты только на челюстях от непрерывного жевания резинки. Вот какова цивилизация, куда нас бросили, как горсть зерна в мельницу. Нас ждет гибель, но не от пули, а от гостеприимства. Автомобили способны уничтожить нас гораздо быстрее, чем бомбы...
(Мельница)
Пока не поздно, я решил удрать на Марс. Одно ясно - если не бежать то не успеешь оглянуться, как станешь рабом множества предметов, которые гудят, фыркают, шипят, выбрасывая пар и зловонные газы. Через полгода появится прочная добротная язва желудка, давление крови немыслимо подскочит, близорукость дойдет до грани слепоты, и каждую ночь он будет пробираться сквозь невероятную путаницу кошмаров. Нет! Только не это! Перед глазами мелькали загнанные лица землян, летящих мимо в механических коробках смерти.
(Мельница)
Поступайте с этой лужайкой для пикника, как вы бы хотели, чтобы она поступила с вами. Никаких вырезываний инициалов на деверьях. Выпрямляйте траву на лужайках, не оставляйте после себя банановой кожуры.
(Здесь появятся тигры)
Прежде всего мы должны построить фабрику зеркал. И в ближайший год выдавать зеркала, зеркала, ничего, кроме зеркал, чтобы человечество могло хорошенько рассмотреть в них себя. br> (451 градус по Фаренгейту)
Прежде всего работа, а после работы развлечения, а кругом сколько угодно, на каждом шагу, наслаждайтесь! Так зачем же учиться чему-нибудь, кроме умения включать рубильники, завинчивать гайки, пригонять болты? br> (451 градус по Фаренгейту)
Сидя на скамейке в парке, Эттил пытался унять дрожь. Темное ночное небо наполняло душу щемящей тоской, напоминая, как далеко занесло его от дома. Из сумрака парка он мог наблюдать марсианских воинов: они бродили по улицам в обнимку с женщинами Земли, скрывались за дверями дворцов, в серебристом мраке которых на серых экранах мелькают фигуры, наполняя зал хриплыми криками. Кинопещера призраков. Завитые женщины без устали двигают челюстями, пережевывая желатинообразную резину, куски резины со следами мелких, как у кошек, женских зубов, валяются, застывая, под креслами.
(Мельница)
Странно. Никогда раньше не думал, что город - это люди. То есть ведь каждый чем-то занят.
(До встречи над рекой)
Так ведь они хватают через край. Послушать немножко музыки, изредка "связаться" с друзьями, может, и приятно, но они-то воображают: чем больше, тем приятнее. Я прямо озверел! Прихожу домой - жена в истерике. Отчего, почему? Да потому, что она полдня не могла со мной связаться.
(Убийца)
Теперь вам понятно… почему книги вызывают такую ненависть, почему их так боятся? Они показывают нам поры на лице жизни. Тем, кто ищет только покоя, хотелось бы видеть перед собой восковые лица, без пор и волос, без выражения. br> (451 градус по Фаренгейту)
комментарии к афоризму
Трудно сказать, в какой именно момент рождается дружба. Когда по капле наливаешь воду в сосуд, бывает какая-то одна, последняя капля, от которой он вдруг переполняется, и влага переливается через край, так и здесь в ряде добрых поступков какой-то один вдруг переполняет сердце.
(451 градус по Фаренгейту)
Хватайте планету, пока она не схватила вас, вторгайтесь, бурите ее, убивайте ее змей, травите ее животных, запруживайте ее реки, засевайте ее поля, очищайте ее воздух, добывайте ее руду, выжимайте из нее все соки, кромсайте ее, а когда возьмете все, что нужно, выверните ее на изнанку, не то планета задаст вам жару. Планетам нельзя доверять. Они, конечно, не похожи на Землю, конечно, агрессивны, конечно, постараются разделаться с вами, особенно здесь, у черта на куличках, за миллиарды миль от цивилизованных миров. Поэтому расправляйтесь с ней первыми, сдирайте с нее шкуру, говорю я вам, забирайте минералы и бегите, пока эта чертова планета не взорвалась. Только так и можно с ними обращаться.
(Здесь появятся тигры)
Чего он хочет больше всего на свете? Бежать с острова. Но ведь это глупо: его обязательно поймают. Чего еще он хочет? Пожалуй, играть. В настоящие игры, и чтобы не было психонаблюдения. Да, вот это было бы здорово! Гонять консервную банку или бутылку крутить, а то и просто играть в мяч - бросай в стенку сада и лови, ты один и никто больше.
(Песочный человек)
Человек в наше время — как бумажная салфетка: в неё сморкаются, комкают, выбрасывают, берут новую, сморкаются, комкают, бросают… br> (451 градус по Фаренгейту)
Что такое чердак? Тут дышит само Время. Тут все связано с прошедшими годами, все сплошь - куколки и коконы иного века. Каждый ящик и ящичек - словно крохотный саркофаг, где покоятся тысячи вчерашних дней. Да, чердак - это темный уютный уголок, полный Временем, и, если стать по самой середке и стоять прямо, во весь рост, скосив глаза, и думать, думать, и вдыхать запах Прошлого, и, вытянув руки, коснуться Минувшего, тогда - о, тогда...
(Запах Сарсапарели)
Шире раскрой глаза, живи так жадно, как будто через десять секунд умрешь. Старайся увидеть мир. Он прекраснее любой мечты, созданной на фабрике и оплаченной деньгами. Не проси гарантий, не ищи покоя – такого зверя нет на свете.
(451 градус по Фаренгейту)
Элли Мэй в эркере своего "Салона мод" закручивает старухам бигуди... Доктор Найт раскладывает пузырьки с лекарствами под стеклом аптечного прилавка... Магазин хозтоваров - и посреди него Клинт Симпсон под палящим полуденным солнцем... Забери у человека все это, вот и нет у него ничего. Ну, постройки. Так ведь кто угодно может сколотить ящик и намалевать вывеску, чтоб известить, что там внутри. Люди нужны, люди, вот тогда уж, и правда, берет за живое...
(До встречи над рекой)
Это было бы смешно, если бы не было так серьёзно.
(451 градус по Фаренгейту)
Юные глаза, когда видят какой-то новый предмет, обязательно ищут в нем черты чего-то уже знакомого.
(Песочный человек)
Я и задумал убийство собственного дома... Я решил убить его, умертвить. Дом у меня из таких, знаете, чудо техники: разговаривает, поет, мурлычет, сообщает погоду, декламирует стишки, пересказывает романы, звякает, брякает, напевает колыбельную песенку, когда ложишься в постель. Станешь под душ - он тебя глушит ариями из опер, ляжешь спать - обучает испанскому языку. Этакая болтливая нора, в ней полно электронных оракулов. Духовка тебе лопочет: "Я пирог с вареньем, я уже испекся!" - или: "Я - жаркое, скорей подбавьте подливки" - и прочий младенческий вздор. Кровати укачивают тебя на ночь, а утром встряхивают, чтоб проснулся! Этот дом терпеть не может людей, верно вам говорю! Парадная дверь так и рявкает: "Сэр, у вас башмаки в грязи!" А пылесос гоняется за тобой по всем комнатам, как собака, не дай Бог, уронишь щепотку пепла с сигареты, мигом всосет. О Боже милостивый!
(Убийца)
Я пошел и пристрелил коварную бестию - телевизор. Это Медуза - каждый вечер своим неподвижным взглядом обращает в камень миллионы людей, это сирена - поет, и зовет, и обещает так много, а дает ничтожно мало... но я всегда возвращался к ней, возвращался и надеялся на что-то до последней минуты, и вот - бац!
(Убийца)
Я слишком уважаю другие миры, чтобы расправляться с ними по твоему совету, Чаттертон. К тому же грабить и разорять, слава богу, не мое дело. Я только космонавт, и очень рад этому. Ты антрополог и геолог, ну и валяй, вгрызайся в недра, потроши и скобли себе на здоровье, а я буду обозревать. Буду бродить и смотреть на этот новый мир, каков бы он ни был, каким бы ни казался. Я люблю смотреть. Все космонавты любят смотреть, без этого они не были бы космонавтами. Если ты космонавт, ты любишь вдыхать новый воздух, видеть новые краски и новых людей, если их еще можно увидеть, новые океаны и новые острова
(Здесь появятся тигры)
— Каждому надо иметь два или три занятия, — не задумываясь ответил я. — Одного дела так же мало, как одной жизни. Я бы хотел дюжину жизней и дюжину работ.
— Бьете точно в цель! Врач должен копать канавы. Землекоп раз в неделю дежурить в детском саду. Философы дважды в десять дней мыть грязную и жирную посуду. Математики пусть руководят занятиями в школьных гимнастических залах. Поэты для разнообразия пусть водят грузовики. А полицейские детективы… — …должны разводить собственные райские сады, — тихо закончил я.
(Смерть - дело одинокое)
Комментарии (0)
Новые комментарии
Программа 5+1 от 30 ноября 2016
Екатерина-Килька-FM)) 2 декабря 2016 в 13:05
Наши аккаунты на других ресурсах
Добавляйся в друзья
или подписчики !!!
Будь в курсе наших новостей

Быстрая навигация по свежим материалам Неформатки

  аудит работоспособности сайта     Яндекс.Метрика