• 0
    Голосов: 0

    афоризмы от Жан-Жака Руссо

    Опубликовано: 2532 дня назад ( 4 января 2010)
    Блог: марина
    Настроение: позитивное
    Играет: эфир dj zuher
...Ежели супруги много лет любят друг друга, то влюбленность неприметно переходит в сладостную привычку и пылкая страсть сменяется нежной дружбой.
Важно знать не то, что есть, а то, что полезно.
Вам не удастся никогда создать мудрецов, если будете убивать в детях шалунов.
Великий секрет воспитания — в умении добиться того, чтобы телесные и умственные упражнения всегда служили отдыхом — одни от других.
Весьма опасаюсь, как бы тот, кто с первого знакомства обходится со мною так, будто мы дружим лет двадцать, не обошелся бы со мною двадцать лет спустя как с незнакомцем, попроси я его о важной услуге.
Видеть несправедливость и молчать — это значит самому участвовать в ней.
Вместо того чтобы обуздывать роскошь при помощи законов против роскоши, лучше предупреждать ее при помощи такого управления, которое делает ее невозможною.
Вовсе не обязательно делать из человека философа прежде, чем делать из него человека.
Воздержанность и труд — вот два истинных врача человека: труд обостряет его аппетит, а воздержанность мешает злоупотреблять им.
Вообще люди, мало знающие, много говорят, а те, которые много знают, говорят мало.
Воспитание человека начинается с его рождения; он еще не говорит, еще не слушает, но уже учится. Опыт предшествует обучению.
Время — движущийся образ неподвижной вечности. Все, что нарушает единство общества, никуда не годится; все установления, ставящие человека в противоречие с самим собою, не стоят ничего.
Вся нравственность человека заключается в его намерениях.
Всякая власть — от Бога, я это признаю; но и всякая болезнь от Него же: значит ли это, что запрещено звать врача?
Всякая злость происходит от бессилия.
Всякий праздный гражданин является вором.
Всякий человек, рожденный в рабстве, рождается для рабства; ничто не может быть вернее этого. В оковах рабы теряют все, вплоть до желания от них освободиться.
Всякий, кто зависит от других и не имеет своих внутренних средств, не сможет стать свободным. Союзы, договоры, доверие людей — все это может привязать слабого к сильному, но не сильного к слабому.
Всякого рода привилегии выгодны для частных лиц, которые их получают, и ложатся бременем на нацию, которая их дает.
Главные движущие силы, которые заставляют людей действовать, если их хорошенько рассмотреть, сводятся к двум: сластолюбию и тщеславию; если вы отнимете у первого то, что принадлежит второму, то обнаружите при окончательном рассмотрении, что все сводится почти что к одному только тщеславию.
Дайте детству созреть в детстве.
Два противоположных состояния ввергают людей в оцепенение безделья: одно из них — то душевное спокойствие, в силу которого мы довольствуемся тем, чем обладаем; второе — это ненасытное вожделение, дающее чувствовать невозможность его удовлетворения. Тот, кто живет, не имея желаний, и тот, кто знает, что не может получить того, что желает, равным образом пребывают в бездействии. Чтобы действовать, нужно и стремиться к чему-либо, и быть в состоянии этого достигнуть.
Доброе — это прекрасное в действии.
Доброта, высказанная нам каким-либо человеком, привязывает нас к нему.
Дураки не бывают застенчивы, хотя застенчивость принимает все виды глупости.
Дурной поступок мучает нас не тогда, когда он только что совершен, а когда спустя долгое время вспоминаешь его, потому что память о нем не угасает.
Единственное средство удержать государство в состоянии независимости от кого-либо — это сельское хозяйство. Обладай вы хоть всеми богатствами мира, если вам нечем питаться — вы зависите от других... Торговля создает богатство, но сельское хозяйство обеспечивает свободу.
Если брать этот термин в точном его значении, то никогда не существовала подлинная демократия и никогда таковой не будет. Противно естественному порядку вещей, чтобы большее число управляло, а малое было управляемым. Нельзя себе представить, чтобы народ все свое время проводил в собраниях, занимаясь общественными делами, и легко видеть. что он не мог бы учредить для этого какие-либо комиссии, чтобы не изменилась и форма управления.
Если вы уступите ребенку, он сделается вашим повелителем; и для того. чтобы заставить его повиноваться, вам придется ежеминутно договариваться с ним.
Если вы хотите воспитать ум вашего ученика, воспитывайте силы, которыми он должен управлять. Постоянно упражняйте его тело; делайте его здоровым и сильным; пусть он работает, действует, бегает, кричит; пусть всегда находится в движении; пусть будет он человеком по силе, и вскоре он станет им по разуму... Если мы хотим извратить этот порядок, то произведем скороспелые плоды, в которых не будет ни зрелости, ни вкуса и которые не замедлят испортиться: у нас будут юные ученые и старые дети.
Если мы будем искать счастья, не зная, где оно, мы рискуем с ним разойтись.
Если тщеславие сделало кого-нибудь счастливым, то наверняка этот кто-то был дурак.
Естественное состояние — это такое состояние, когда забота о нашем самосохранении менее всего вредит заботе других о самосохранении.
Есть избыток строгости и избыток снисходительности: обоих надо одинаково избегать.
Жажда счастья никогда не иссякает в сердце человека.
Жена, домогающаяся власти, становится тираном своего мужа, а господин, сделавшийся рабом, бывает смешным и жалким созданием.
Жить — это не значит дышать, это значит действовать. Не тот человек больше всего жил, который может насчитать больше лет, а тот, кто больше всего чувствовал жизнь.
Занимаясь делом, говорят только тогда, когда есть что сказать; но в безделье является потребность говорить беспрерывно.
Знаете ли вы самое верное средство сделать вашего ребенка несчастным? Это приучить его ни в чем не знать отказа... Сначала он потребует трость, которую вы держите; потом ваши часы; потом птицу, которая летает; потом звезду, которая сияет на небе; он будет требовать все, что увидит; не будучи Богом, как вы его удовлетворите?
Знать хорошее важнее, чем знать многое.
И каждый из них бросил свое сердце в раскрывшееся сердце другого.
Из всех способностей человека разум, представляющий собою объединение всех других, развивается труднее всего и позже всего.
Имейте в виду, что никогда незнание не делает зла; пагубно только заблуждение. Заблуждаются же люди не потому, что не знают, а потому, что воображают себя знающими.
Иногда лучше прикинуться дурачком, чтобы не выглядеть идиотом.
Иной сходит в могилу ста лет, а умер, едва родившись.
Истинная вежливость заключается в благожелательном отношении к людям.
Истинное воспитание состоит не столько в правилах, сколько в упражнениях.
Каждому художнику желанны рукоплескания. Похвалы современников — это самая драгоценная часть его награды.
Каждый возраст имеет свои особые склонности, но человек всегда остается один и тот же. В десять лет он под обаянием сластей, в двадцать — возлюбленной, в тридцать — удовольствия, в сорок — честолюбия, в пятьдесят — скупости.
Как бы ни был правдив человек, но раз он католический епископ, ему приходится лгать.
Когда мужчина берет жену ниже себя по званию., он не унижает себя, но возвышает свою супругу; наоборот, заключая брак с особою более высокого звания, он унижает ее и сам не возвышается.
Красноречие производит сильное, но зато минутное действие. Люди, легко поддающиеся возбуждению, так же легко и успокаиваются. Холодное и мощное убеждение не производит такого подъема; но если оно охватило человека, оно проникает в него, и действие его неизгладимо.
Лгать самому себе для своей выгоды — подделка; лгать для выгоды другого — подлог; лгать для того, чтоб повредить, — клевета; это худший вред лжи.
Легче завоевывать, чем управлять. С помощью соответствующего рычага можно одним пальцем поколебать мир; но чтобы поддерживать его, необходимы плечи Геракла.
Лишь великие события создают великих людей.
Ложное может выступать в бесконечных сочетаниях, истина же существует лишь в одном виде.
Любить глубоко — это значит забыть о себе.
Люди от природы ленивы; но страстное стремление к труду — это первый плод благоустроенного общества; и если народ вновь впадает в состояние лени и безразличия, то это происходит опять-таки из-за несправедливости этого же самого общества, которое не придает уже больше труду той цены, которой он заслуживает.
Люди, будьте человечны! Это ваш первый долг. Будьте такими для всех состояний, для всех возрастов, для всего, что не чуждо человеку.
Много рассуждают о качествах хорошего воспитания. Первое, которое я потребовал бы от него — а оно предполагает и много других, — это не быть человеком продажным.
Мое дело сказать правду, а не заставлять верить в нее.
Мудрый законодатель начинает не с издания законов, а с изучения их пригодности для данного общества.
Мужчина говорит то, что знает, женщина — что нравится; первый, чтобы говорить, нуждается в знаниях, вторая — во вкусе; первый должен иметь в виду полезные вещи, вторая — приятные.
Мужчина лучше женщины философствует о сердце человеческом, но женщина лучше его читает в сердце мужчин.
Мы видим вокруг нас почти только таких людей, которые жалуются на свою жизнь, и многих таких, которые лишают себя жизни, когда это в их власти; законы, божеский и человеческий, вместе едва способны остановить беспорядок. А случалось ли вам когда-либо слышать, чтобы дикарь на свободе хотя бы только подумал о том, чтобы жаловаться на жизнь и кончать с собою. Судите же с меньшим высокомерием о том, по какую сторону мы видим подлинное человеческое несчастье.
Мы всего больше заботимся о жизни по мере того, как она теряет свою ценность; старики больше сожалеют о ней, чем молодые.
Надо найти такую общую форму соединения, которая защищала бы и охраняла своей общей силой личность и имущество каждого своего члена и посредством которой каждый, соединяясь со всеми, повиновался бы, однако, только самому себе, оставаясь столь же свободным, как и раньше.
Наши истинные учителя — опыт и чувство.
Не надо смешивать смелость с наглостью и грубостью: нет ничего более несходного и по своему источнику, и по результату.
Не соединяйте брачными узами людей, кои подходят друг другу лишь в известных условиях жизни и не будут подходить, если эти условия изменятся; но соединяйте людей, которые будут соответствовать друг другу, в каком бы положении они ни очутились, в какой бы стране ни обитали, в каком бы звании ни оказались.
Не трудно понять, что война и завоевания, с одной стороны, и усугубляющийся деспотизм — с другой, взаимно помогают друг другу; что у народа, состоящего из рабов, можно вволю брать деньги и людей, чтобы с их помощью покорять другие народы; что война дает одновременно и предлог для новых денежных поборов, и не менее благовидный предлог для того, чтобы постоянно содержать многочисленные армии, дабы держать народ в страхе. - Никто не может быть счастлив, если он не пользуется своим собственным уважением.
Недостаточно сказать гражданам: «Будьте добрыми!» - надо научить их быть таковыми; и даже пример, который в этом отношении должен служить первым уроком, не есть единственное необходимое здесь средство. Любовь к отечеству всегда действенна, ибо всякий человек добродетелен, когда его частная воля во всем соответствует общей воле; и мы с охотою желаем того же, чего желают любимые нами люди.
Необходимым следствием порядка вещей становится то, что злой извлекает двойную выгоду: из собственной несправедливости и из честности других.
Неподкупный глаз честного человека всегда беспокоит мошенников.
Ничего могучего, ничего великого не может выйти из-под продажного пера.
Один только урок нравственности годен для детства и в высшей степени важен для всякого возраста — это не делать никому зла.
Одно из преимуществ хороших поступков состоит в том, что они возвышают душу и предрасполагают ее к еще лучшим делам. Опаснейший подводный камень для правосудия — это предубеждение.
Опыт давно уже приучил народ быть благодарным своим правителям за то, что они ему не причинили всего того зла, какое они могли ему причинить, и обожать своих правителей, когда народ им не ненавистен. Глупец, которому повинуются, может, как и всякий другой, карать преступления — настоящий государственный деятель умеет их предупреждать; он утверждает свою достойную уважения власть не столько над поступками, сколько, в большей еще мере, над волею людей.
Оскорбления — это доводы неправых.
От природы люди вовсе не враги друг другу.
Отказаться от своей свободы — это значит отречься от своего человеческого достоинства, от прав человеческой природы, даже от ее обязанностей. Невозможно никакое возмещение тому, кто от всего отказывается. Подобный отказ несовместим с природою человека; лишить человека свободы воли — это значит лишить его действия какой бы то ни было нравственности.
Отнимите у нашего сердца любовь к добру — вы отнимете всю прелесть жизни.
Первая награда справедливости — это сознание, что справедливо поступили.
Первое и важнейшее качество женщины — кротость.
Первоначальное воспитание важнее всего, и это первоначальное воспитание, бесспорно, принадлежит женщинам.
Первый, кто, огородив участок земли, придумал заявить: «Это мое!» — и нашел людей достаточно простодушных, чтобы тому поверить, был подлинным основателем гражданского общества. От скольких преступлений, войн, убийств, несчастий и ужасов уберег бы род человеческий тот, кто, выдернув колья или засыпав ров, крикнул бы себе подобным: «Остерегайтесь слушать этого обманщика: вы погибли, если забудете, что плоды земли — для всех, а сама она — ничья!»
Повсюду, где царствуют деньги, те деньги, которые народ отдает, чтобы поддерживать свою свободу, всегда служат только орудием его же порабощения; и то, что платит он сегодня по доброй воле, используется для того, чтобы заставить его платить завтра по принуждению.
Пока народ принужден повиноваться и повинуется, он поступает хорошо; но если народ, как только получает возможность сбросить с себя ярмо, сбрасывает его, — он поступает еще лучше; ибо, возвращая себе свободу по тому же праву, по какому ее у него похитили, он либо имеет все основания вернуть ее, либо же вовсе не было оснований ее у него отнимать.
Почти во всех делах самое трудное — начало.
Правдивое сердце — главное оружие истины.
Прекрасна клятва солдат Фабия: они клялись не «умереть или победить» — они поклялись вернуться победителями и сдержали клятву.
Прекрасно то, чего нет.
Привязанность может обойтись без взаимности, но дружба — никогда.
Принуждение и любовь не уживаются вместе, и нельзя наслаждаться по заказу.
Производя и питая детей, отец исполняет этим только третью часть своей задачи. Он должен роду человеческому дать людей, обществу — общественных людей, государству — граждан. Всякий человек, который может платить этот тройной долг и не делает этого, виновен и, может быть, более виновен, если платит его наполовину. Кто не может выполнить обязанности отца, тот не имеет права быть им. Ни бедность, ни работа, ни уважение людей не избавляют его от обязанности кормить своих детей и воспитывать их самому.
Против всего можно устоять, но не против доброты.
Прямодушие украшает все сопровождаемые им чувства.
Пусть же родина явит себя общей матерью граждан; пусть выгоды, коими пользуются они в своей отчизне, сделают ее для них дорогою; пусть правительство оставит им в общественном управлении долю, достаточную для того, чтобы они чувствовали, что они у себя дома; и пусть законы будут в их глазах лишь поручительством за общую свободу.
Разум человеческий многим обязан страстям, которые, по общему признанию, также многим ему обязаны.
Расходуйте свои силы осторожнее, чтобы впоследствии сделать больше, но остерегайтесь когда-либо делать меньше.
Родина не может существовать без свободы, свобода без добродетели, добродетель без граждан. У вас будет все, если вы воспитаете граждан; без этого у вас все, начиная с правителей государства, будут лишь жалкими рабами. Однако воспитать граждан — дело не одного дня; и чтобы иметь граждан-мужей, нужно наставлять их с детского возраста.
С первой минуты жизни надо учиться быть достойными жить.
Сама по себе жизнь ничего не значит; цена ее зависит от ее употребления.
Самый дурной человек тот, который больше всего замыкается в себе, направляет все сердечные помыслы на самого себя.
Свободные народы, помните правило: «Можно завоевать свободу, но нельзя обрести ее вновь».
Свободным родился человек — и везде он закован в железо.
Скучные уроки годны лишь на то, чтобы внушить ненависть и к тем, кто их преподает, и ко всему преподаваемому.
Состояние размышления — это уже состояние почти противоестественное, а человек, который размышляет, — это животное извращенное.
Сострадание — это естественное чувство, которое, умеряя в каждом индивидууме действие себялюбия, способствует взаимному сохранению всего рода.
Страх и надежда — вот два орудия, при помощи которых управляют людьми, но вместо того, чтобы пользоваться этими двумя орудиями, не делая различия между ними, следует использовать их в соответствии с их природой. Страх не возбуждает, он сдерживает; и использование его в законах о наказаниях служит не тому, чтобы побуждать делать добро, а тому, чтобы помешать творить зло. Не видно даже, чтобы страх перед нищетою делал когда-либо бездельников трудолюбивыми. Вот почему для того, чтобы возбудить среди людей настоящее соревнование в труде, следует показывать им, что труд — это не средство избежать голода, а способ достигнуть благосостояния.
Терпение горько, но его плод сладок.
Только в отношении людей со средним достатком законы действуют со всей своей силой; они в равной мере бессильны и против сокровищ богача, и против нищеты бедняка; первый их обходит, второй от них ускользает; один рвет паутину, а другой сквозь нее проходит.
Тот лжет, кто утверждает, что не боится смерти. Всякий человек страшится умереть; это великий закон чувствующих существ, без которого все смертные существа вскоре подверглись бы уничтожению.
Тот, кто поносит порядочного человека, поносит этим самого себя.
Трудись для того, чтоб наслаждаться.
Тысячи путей ведут к заблуждению, к истине — только один.
У духа есть свои потребности, как и у тела.
У ребенка свое особое умение видеть, думать и чувствовать; нет ничего глупее, чем пытаться подменить у них это умение нашим.
Фальшивых людей опаснее иметь друзьями, чем врагами.
Хорошее употребление времени делает время еще более драгоценным.
Хула — очень удобная вещь; нападают с помощью одного слова, а нужны целые страницы для защиты.
Царство женщины — это царство нежности, тонкости и терпимости.
Час работы научит большему, чем день объяснений, ибо если я занимаю ребенка в мастерской, его руки работают в пользу его ума: он становится философом, считая себя только ремесленником.
Чем более неистовы страсти, тем более необходимы законы, чтобы их сдерживать.
Чем меньше вы будете читать, тем тщательнее следует выбирать книги.
Чем меньше люди знают, тем обширнее кажется им их знание.
Чистая совесть гасит жажду легкомысленных забав.
Чтобы жить в добродетели, мы всегда должны вести борьбу сами с собой.
Чувствительная душа - это роковой подарок неба.
Комментарии (0)
Новые комментарии
Наши аккаунты на других ресурсах
Добавляйся в друзья
или подписчики !!!
Будь в курсе наших новостей

Быстрая навигация по свежим материалам Неформатки

  аудит работоспособности сайта     Яндекс.Метрика