Житие Растений и Предметов — фольклорный мотив, представленный в песнях, обрядах, играх, хороводах, быличках, загадках. В них последовательно перечисляются все этапы роста, созревания, переработки культурных растений, чаще всего льна и конопли (но также и мака, пшеницы, проса, винограда, перца, капусты и др.), излагается или изображается весь их “жизненный путь” от момента сева до получения конечного продукта — рубахи, пояса, полотенца, хлеба, вина и т. д. Этим текстам и действиям приписывалась магическая сила.

В Сербии градовые тучи разгоняли пением песен, рассказывающих о муках и страданиях пшеницы или конопли, на долю которой выпадают самые большие мучения: ее рвут, мочат, мнут, треплют, ткут, варят и т.д. В Закарпатье рассказ об обработке конопли, изготовлении полотна и шитье сорочки служил заговором от болезни. Ср. Обыденные предметы. В восточной Сербии чтением текста о возделывании льна лечили боли в груди. Ворожея брала девять веретен, вертел, нож и лопатку для углей и, размахивая ими над головой больного, произносила: “Посеяла я лен, лен на Видов день. Взошел лен, лен на Видов день. Вырвала я лен, лен на Видов день...” (и так далее с перечислением всех действий: “замочила, вытерла, вымяла, ободрала, расчесала, намотала куделю, выпряла, смотала, сшила рубаху...”). Завершался заговор типичными “отгонными” словами, адресованными болезни: “Остановись, прекрати! Тебе здесь места нет! Иди в зеленый лес!”

“Повесть льна” и других растений служила средством защиты от нечистой силы и демонов блaгoдapя магии “спрессованного” в ней времени (ср. в ст. Время). Ср. лужицкое поверье о том, что при встрече с полудницей можно спастись от нее длинным рассказом о возделыванш льна или конопли, а также гуцульскую быличку о страннике, спасшемся от упырицы рассказом о выращивании капусты и других огородных работах. Рассказ о “житии хлеба” мог служить оберегом при встрече с волком. В покутской сказке “Черт и хлеб” хлеб спасает героя от черта рассказом о тех муках, которые он претерпевает от своего хозяина, который “раскидывает его по полю, боронит железными зубьям, режет серпом, вяжет в снопы, бьет цепами, мелет жерновами, месит, печет, ест”. Черт, услышав все это, говорит: “Раз у тебя такой хозяин, то я не буду с ним и связываться!”

Песня о “житии” льна и других растений может бытовать и как календарная обрядовая — весенняя или купальская. Русская хороводная игра “Уж я сеяла, сеяла ленок” сопровождалась пантомимой с изображением всех тех приемов обработки льна, о которых говорится в песне. В подобной игре “Мак” известной на Украине и в России, вокруг одного молчаливо сидящего игрока двигался хор с песней, повествующей о “житии” мака от сева до созревания.

В Черногории и Македонии были популярны танцы с песней о перце, сопровождаемой имитацией всех работ по выращиванию перца: танцующие женщины “волочили, боронили, собирали, несли, мололи, пекли, ели” перец. Широко известная русская песня “А мы просо сеяли” также восходит к весеннему обряду, воспроизводящему земледельческие работы (причем архаического типа подсечного земледелия), начиная с раскорчевывания пашни и кончая молотьбой.

Популярная сербская масленичная игра “Коноплярица” включала изображение действий по обработке конопляного поля: пахоту, сев, защиту посевов от птиц и т. п. В украинском масленичном обряде изображалась жизнь персонажа “Колодки” (или “Колодия”): в понедельник женщины собирались в корчме, пеленали полено в холст, что означало, что Колодка родилась; во вторник Колодку крестили; в среду были “покрестбины”; в четверг Колодка умирала; в пятницу ее хоронили; в воскресенье “волочили”, т.е. привязывали деревянную колоду или полено к ноге парням и девушкам, не вступившим в брак. Элементы “житийного жанра” присутствуют и в некоторых восточнославянских обрядах, разыгрывающих “похороны” обрядового чучела, животного или предмета (см. Похороны животных). В русском осеннем обряде, исполнявшемся в день Кузьмы и Демьяна, хоронили соломенного Кузьку, но перед этим он должен был прожить целую жизнь: он рождался, его крестили, женили, он умирал. Все подобные обряды и игры имели сакральное и магическое значение — продуцирующее или охранительное.

Мотив “жизненных мук” широко представлен в загадках. Таковы русские загадки о льне: “Топили, сушили, колотили, рвали, крутили. ткали, на стол клали” или о глиняном горшке: “Был я копан, был я топтан, был я на пожаре, был я на кружале, жив был - сто голов кормил; сделался стар — пеленаться стал; а как умер — выбросили за окно мои кости и собакам ненадобно”.
Комментарии (0)
Новые комментарии
Программа 5+1 от 30 ноября 2016
Екатерина-Килька-FM)) 2 декабря 2016 в 13:05
Наши аккаунты на других ресурсах
Добавляйся в друзья
или подписчики !!!
Будь в курсе наших новостей

Быстрая навигация по свежим материалам Неформатки

  аудит работоспособности сайта     Яндекс.Метрика