XVII. Звезда

22 ноября 2013 - Джезебел
Есть правила для живых, чтоб не накликать беду: не рвать цветы сон-травы, не спиливать старый дуб, не звать чужаков во сне, скрывать свои имена. Но правило есть верней: о мёртвых не вспоминать.

***
Алира — огонь в ночи — сестру мою нарекли. И солнечные лучи, касаясь костей земли, сияли бледней в сто крат, чем пламя в её глазах. Была такова сестра — что мне про неё сказать? Как мне оправдать её, хотя бы перед собой? То жгучая, словно йод, то горькая, словно боль, то светлая, как печаль, бродила она в холмах, на хрупких её плечах клубочком свернулась тьма. Сестра моя — волчий сон — могла не бояться тьмы и в чаще глухих лесов, и в долгую ночь зимы: за нею вслед шёл огонь, укрыв её, как крылом, и каждый, кто нищ и гол, мог греться её теплом. 

Да только кому нужны подобные чудеса? Ей прочили роль жены, свой домик и тихий сад и парочку дочерей, красой, непременно, в мать.
Вот только судьбы черней не сыщешь; не жизнь — тюрьма. Сестра моя — лунный свет — пыталась себя смирить, но те, кто с огнём в родстве, мятежно, как он, горит и ради своей любви не могут себя сломать — исчезнут, как ни зови, забудут отца и мать, уйдут в тишину, в холмы на той стороне реки, где камень росой омыт, их примут — любых, таких, какие по сути есть, их встретят — вином, венцом, и больше ни страх, ни лесть им не омрачит лицо.
Сестра моя — жар огня — покинула нас в Самайн и скрылась в густых тенях. Мы знали: ушла сама, не слушая песен Ши, не видя чужих огней. "Мертва" — честный люд решил и не вспоминал о ней: раз вспомнил — беду навлёк, забудь же о ней скорей!
Но солнечный свет поблёк и больше огонь не грел.
***
Есть правила для живых, но разве они верны? Я слышу звон тетивы, я вижу дурные сны в холодный и волчий час, когда торжествует тьма, из-за моего плеча тень смотрит, сводя с ума. Спасения не найти ни в песнях, ни в колдовстве, и не к кому мне идти, когда потухает свет, и когти, острее льда, касаются позвонков.
"Алира", — шепчу, тогда становится мне легко, как будто сестра моя — спасительный мой огонь, в безжалостных снах маяк, — протягивает ладонь, уводит меня из тьмы, хранит ото всех мой сон — от острых когтей зимы, от чудища из лесов.
Пусть все мне твердят "Забудь, мертва она, стылый труп!"

Я помню мою сестру, и ночью мне светел путь.

 
Об авторе: "Я не волшебник, я только лечусь", гном-экономист, томимый трепетной любовью к фолку, легендам и Апокалипсису. Ни в коем случае не поэт, но стихи пишу. Считаю, что в хорошем стихотворении должны быть трупы или феечки, но, так как писать про них постоянно не получается, не считаю свои стихотворения хорошими. 
Рейтинг: 0 Голосов: 0 687 просмотров
Комментарии (0)
Новые комментарии
Наши аккаунты на других ресурсах
Добавляйся в друзья
или подписчики !!!
Будь в курсе наших новостей

Быстрая навигация по свежим материалам Неформатки

  аудит работоспособности сайта     Яндекс.Метрика